Другой Мир. Мир Фэнтези.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Другой Мир. Мир Фэнтези. » Фанфикшен » ТГ. Охота на Барса.


ТГ. Охота на Барса.

Сообщений 21 страница 32 из 32

21

***
- Вика, сюда! – Рыжова поразилась, насколько твердо звучал голос её друга. – Надо привести Таню в чувство и посмотреть, что можно сделать с некромагом.
    Вика мгновенно, не тратя время на разговоры, оказалась рядом с Гроттер. Через несколько секунд, Танин взгляд стал осмысленным, и, бросив взгляд на некромага, она зарыдала, упав на его тело и обняв его.
- Отойди, Таня! – голос мальчика, которого смутно видела Гроттер, звучал так твердо и властно, что заставил её подчиниться. – Я должен осмотреть его.
    Вика отвела Таню на лавку у противоположной стены и, усадив рыдающую и мало что соображавшую девушку, тут же вернувшись к телу некромага, которое уже осматривал Андрей.
- Ну, что?
- Плохо. «Раздиратель» убил его тело, но еще возможно вернуть в него душу и вылечить. Только это надо  сделать очень быстро. Мы не успеем.
- Надо попробовать. Помнишь, у нас уже получалось.
- Да, но у нас была эта чертова Щепка. Без неё нам не хватит сил.
- А если спросить…  Вдруг?..
    Вика, вскочив, подбежала к Тане:
- Гроттер, приди в себя и отвечай на вопрос. От этого зависит жизнь твоего некромага. Где Щепка, которую ты отобрала у нас?
- Что? – голос Тани был похож на хрип раненного животного. – Какая Щепка? Глеб, мой Глеб мертв!
    И она снова попыталась броситься к телу Бейбарсова, ничего не соображая от горя.
- Сиди здесь и отвечай на вопрос! – голос Рыжовой приобрел металлический оттенок, гипнотизируя и заставляя повиноваться. – Где Щепка Ноя?
- У меня в кармане, - Таня отвечала, как зомби,  не думая.
- Доставай. Быстро! – Вика обрадованно протянула руку.
    Таня бездумно сунула руку в кармашек блузки, которую она завязала впереди  узлом, после того, как Валялкин порвал все пуговицы. Однако кармашек был пуст. Щепки не было.
- Где? – Вика требовательно смотрела на Гроттер.
- Не знаю, наверно вылетела из кармана, когда Валялкин… - тут Таня опять бессильно зарыдала.
    Рыжова, больше не тратя времени, быстро огляделась. Вот же она, волшебная Щепочка, слегка ими усовершенствованная, под лавкой валяется! Вот и доверяй артефакты магспирантам после этого!
    Схватив кусок деревяшки и бережно сдув с неё пыль, Вика подбежала  к Рахло, который сидел над телом некромага, и, положив руку на сердце, что-то шептал.
- Она здесь, Андрей!
- Прекрасно. Давай.
    Андрей, взяв Щепку, медленно, с силой  провел острым концом по груди некромага, пока в выступившем разрезе не появилась кровь. Затем, они с Викой взялись за руки так, чтобы кусок дерева был зажат между их сцепленными ладонями, и кровь некромага  попадала на кожу рук.
- Смерть ушла! – произнесла Вика, слегка побледнев.
- Дыши! – сказал Рахло в унисон с Рыжовой.
    Щепка в их руках внезапно  засветилась ярким желтоватым светом.
    Затем, юнцы принялись водить Щепкой по телу некромага, задерживаясь в местах попадания лучей «Раздирателя». При этом они втыкали Щепку в узлы, наиболее пораженные оружием.
    Таня, как зачарованная, смотрела на них в безумной надежде. Ожидание  чуда охватило её, при виде того,  как два, по сути, ребенка, уверенно действуют вместе, слаженно, словно одно существо.
- Кажется – все! Ты чувствуешь?.. – Андрей довольно смотрел на подружку.
    Вика кивнула, с улыбкой глядя на него.
    Юные дарования во все глаза изучающе  уставились на некромага, который лежал, не подавая никаких признаков жизни.
    Таня чувствовала жестокое разочарование. Ну, конечно, это невозможно! «Раздиратель» не оставляет некромагу никаких шансов, абсолютно! Гроттер ощущала, как снова проваливается в черную бездну отчаяния. Она не может без него жить. Она не будет жить, зная, что больше никогда его не увидит. Она уже мертва. Умерла в тот момент, когда он закрыл её от смертельных лучей, приняв их на себя.
     Слезы совершенно застилали глаза Тани, которая поняла, что настоящая, всепоглощающая и верная любовь, о которой мечтает каждая девушка, прошла мимо неё.    Она поняла это слишком поздно. И она не сможет вынести жизнь без Глеба. Не сможет.  Потому что любит и будет любить всегда. До самой смерти. Еще несколько часов, пока  она  не останется одна. А потом… они будут вместе.
    Мысль доставила Тане безумную радость. Да, они будут вместе!
- Глеб, подожди меня, я скоро буду рядом! – Таня произнесла эту фразу вслух, не обращая больше внимания ни на кого вокруг.
- Малышка, если ты подойдешь ко мне, нам не придется ждать, и рядом мы будем уже сейчас! – знакомый ироничный голос Бейбарсова чуть не свел Таню с ума повторно.
    Сфокусировав расплывающийся от слез взгляд на лавке с телом некромага, Таня увидела слабую, но такую знакомую усмешку, сквозь которую пробивалась огромная нежность к ней, Тане!
     Как сомнамбула, Гроттер, на негнущихся ногах подошла, чтобы удостовериться, что глаза её не обманывают.
     На  лавке, слабый и раненый, но живой и нагло ухмыляющийся, лежал Бейбарсов.
- Глеб! – прошептала она, и… первый раз в жизни потеряла сознание от счастья.

22

Очнулась Таня от укоряющего голоса Бейбарсова, довольно строго  выговаривающего юным магам, и нахального голоса Рыжовой, говорящей что-то о неблагодарных некромагах и слабонервных драконболистках, которым еще в матче против ирландских баньши играть, а  они тут в обморок грохаются.
- Бейбарсов, ты жив! – Таня обнаружила, что  её прислонили к спинке деревянной скамьи, на которой лежал Глеб, и она опять сидит на знакомом земляном полу, опираясь спиной на скамью и Бейбарсова. – Ты жив, жив, какое счастье!
    Запрокинув голову, Таня через мгновение уже целовалась с Глебом, который, несмотря на слабость, чувствовал себя весьма хорошо для столь приятного и желанного действия.
    Никого не существовало для них в этом мире – только они, и их любовь и нежность.
    В себя их привело смущенное покашливание Рахло и задорный голос Рыжовой:
- Хватит целоваться, времени у вас еще навалом! И, вообще, здесь дети, могли бы и постесняться!
- Это вы-то дети!? – возмутился Бейбарсов, слегка, впрочем,  смущаясь и отрываясь от Тани. – Можно подумать, вы не знаете, что взрослые, которые любят друг друга – целуются!
- Угу, - насмешка в голосе Рыжовой не знала границ. – Только не надо заливать нам про пестики и тычинки, мы - дети осведомленные и магически подкованные!
- Однако  не стоит пока к  практике переходить – рановато еще! – Таня со смехом наблюдала, как Рыжова краснеет, но  нахалка довольно бойко заявила:
- Тебя, Гроттер, не спросили!
    Рахло же вовсе не был смущен, выслушав всю пикировку с бесстрастностью хирурга и хладнокровием некромага.
- Что делать с ним? – спокойно спросил он, указывая на Валялкина, лежавшего в углу без сознания. – Я так понимаю, что приложили его Искрисом?
- Форте, - кивнула Гроттер, с болью думая о том, что все её детские иллюзии, за которые она цеплялась так долго, разбиты вдребезги. Причем ценой этих иллюзий чуть не стала жизнь дорогого  и любимого человека.
- Это - Зеркало, оно показало, что у него на самом деле внутри, - безапелляционно заявила Вика, косясь на Валялкина.
- А вы об этом откуда знаете? – удивленно переглянулись Таня и некромаг. – Откуда вы вообще здесь появились?
- Сами слышали и мысли его, и как он с вампирами договаривался, что некромага убьет, а тебя… ну, короче, ничего хорошего! – Вика смотрела на Таню, а щеки её горели от негодования на Валялкина.
– А про Зеркало нам дядя Марко рассказал, он и ориентиры дал эти, чтобы мы предупредить вас могли! Только мы немного с телепортом промахнулись! – сокрушенно признал Рахло.
- Марко? – изумленно спросил Глеб. – А с ним-то вы когда познакомиться успели?
- Когда вас искали, еще из школы туда попали, а там и с ним познакомились!
- Глеб, что это за Марко? – Таня переводила глаза с юнцов на Глеба.
- Ах, да, ты ж его не видела, - улыбнулся Глеб. – Хозяин мой, у которого я живу! Некромаг. Бывший.
- Который держит дом в таком ужасном состоянии? – Таня вспомнила убогую комнатку Глеба.
- Если бы ты сидела в инвалидном кресле, да еще слепая была, ты бы тоже не носилась по дому с ведрами и тряпками, - тихо заметила Вика. – Кстати, Андрей, насчет дяди Марко…
- Да, помню, само собой! – Рахло кивнул, как будто продолжая мысленный диалог.
- Но мы так и не решили, что делать дальше?
    Юные и не очень маги уставились на Ваньку, соображая, что с ним делать.
    Никаких дельных мыслей в голову пока не приходило.
    И тут, словно в ответ на их молчаливые просьбы, прямо посреди  избы возникло серое облачко телепорта. А из него, навстречу ученикам Тибидохса шагнул его Директор и хозяин, академик Сарданапал Черноморов.

***
- Ой, Академик! – пискнула Вика, прячась за спину Рахло.
- Здравствуйте! – Андрей мгновенно превратился в смирного мальчишку, робеющего при виде Директора.
    «Еще бы, Щепку-то сперли, страшно!» - Таня с сочувствием и симпатией смотрела на второкурсников, понимая, что, если бы не случай, юные таланты  и волшебно оказавшаяся в кармане Щепка, вряд ли они с Глебом были бы живы, попав под «Раздиратель» свихнувшегося Валялкина.
    Сама она была очень рада Директору, зная, что, как всегда, ну, или почти всегда, он посоветует что-нибудь дельное или поможет. Сейчас ситуация как раз была такой.
Глеб же, приподнявшись, вежливо кивнул Сарданапалу, настороженно глядя на него. Он знал, что Академик его недолюбливает и, в принципе, признавал, что есть за что. Кроме того, он уже, само собой, в курсе  этой истории с Зеркалом, и, конечно, Магщество вовсю требует найти и выдать бывшего ученика Тибидохса, чтобы засадить его в Дубодам.
- Рыжова? Рахло? А вы что здесь делаете? – было видно, что Академик растерялся, увидев  своих второкурсников. Тане и Глебу он не был удивлен, будучи уверенным в том, что они здесь.
- Мы случайно, так просто, мы Глебу с Таней помочь хотели, – пробормотала Вика, бросая взгляд на Валялкина.
    Академик тоже посмотрел на неподвижного мага, на разорванную Танину блузку и бледного некромага, который еле держался на ногах,  и вздохнул, сразу поняв, какие события здесь разыгрались:
- Кто бы мог подумать, что его обуревали такие страсти и злоба?
    Затем, повернувшись к Глебу, который, обняв Таню, всем своим видом показывал, что он её не отпустит, снова вздохнул:
- Бейбарсов, с тобой все в порядке? Вижу, ты жив, значит, «Раздирателем» он не успел воспользоваться?
    Глеб хотел было сказать правду, но уловил два умоляющих красноречивых взгляда юнцов. Не совсем понимая, почему они так не желают говорить Директору, что они вернули его к жизни, Глеб покачал головой:
- Только парализатором. Потом Таня его оглушила.
- Директор, Глеб не хотел похищать это Зеркало, его заставил Тантал! – Таня понимала, что Магщество продолжает искать Глеба и ему грозит Дубодам.
- Я знаю, Таня, - Сарданапал сочувственно смотрел на взволнованную  магспирантку. – Меди отправилась в Магщество. Надеюсь, она сможет убедить Кащеева прекратить преследование Бейбарсова. Даже уверен, что Кащеев не захочет лишиться своего теплого местечка в Магществе, если Меди расскажет все, что о нем известно!
- Медузия Зевсовна  будет шантажировать Бессмертника? – в унисон воскликнули  Рыжова и Рахло, о которых академик совсем забыл, и которые  с острым интересом слушали разговор.
- А вы еще здесь? – спохватился академик, грозно потрясая бородой. – Немедленно домой! Мало того, что без спроса из школы сбежали, так еще и телепортами балуетесь, хотя вы еще их не проходили!
- Телепорты, можно подумать! – прошептал Рахло так, что Директор его, естественно, услышал. – Раз плюнуть!
- Мы пойдем, Академик, хорошо? Мы уже научились! – Вика схватила Рахло за рукав, и ученики быстренько юркнули за дверь, махнув Тане с Глебом. – Пока, в школе увидимся!
    Но Таня заметила, что в кулаке Рыжова сжимала нечто маленькое и острое.
    «Ладно! Надеюсь, они смогут вернуть Щепку так, что Директор ничего не заметит! Хотя я, на их месте не стала бы обольщаться!» - Таня улыбнулась от счастья, что Глеб жив и они вместе.
    Но что, если Магщество не согласится прекратить преследование? Неужели, Глебу придется бежать куда-то далеко, чтобы избежать Дубодама? Нет, ей все равно, но Бейбарсова от себя она не отпустит! Хватит того ужаса, что она пережила в последние часы, когда думала, что Глеб мертв и сама совершенно не хотела жить! Она будет с ним где угодно, никаких пафосных фраз, типа: «Со мной опасно!» или «Нам надо расстаться, со мной ты не будешь счастлива!»  она не потерпит! Она может быть счастлива только рядом с ним – и точка!
    Таня уже мысленно репетировала этот разговор, понимая, что Бейбарсов со своей мрачной романтикой может напридумывать себе демон знает что!

23

Некромага же  в этот момент как раз и обуревали эти мысли. Он отдал бы все на свете за то, чтобы быть с ней рядом, но он ни за что не хочет портить ей жизнь, таская за собой, постоянно уходя от преследований и подвергая любимую девушку опасностям. Он просто не имеет на это права, да и не хочет такой жизни для неё! Она достойна самого лучшего!
- Ладно, хорошо, что сами разобрались, - Сарданапал еще раз взглянул на недвижимого Ваньку. – Давайте я провешу телепорт прямо в Магпункт, тебе, Глеб, судя по твоему виду, надо показаться Ягге, и поскорее. Да и тебе, Таня,  не мешало бы успокоиться, а то волны беспокойства и тревоги  от тебя исходят такие, что и мне выпить хочется… чего-нибудь успокоительного.
    Таня улыбнулась. Страсть директора к горячительным напиткам была одним из его немногих недостатков.
- Да и Валялкина надо в чувство привести и решить, что с ним делать дальше, - Сарданапал, не мигая, смотрел на молодых людей. – Собственно, это зависит от вас.
- Конечно, - вскинулся Бейбарсов, снова побледнев от ярости. – И я бы очень хотел остаться с ним наедине… Пары  минут  мне хватит, чтобы переломать ему все кости без всякой магии  и убить за то, что он хотел сделать с Таней!
    Таня успокаивающе сжала его ладонь, думая только о том, как бы ни разреветься при мыслях о только что пережитом!
- Идемте, - невесело  повторил Директор и, подойдя к магам, очертил телепорт вокруг них троих так, чтобы в телепорт попал и Ванька.
    Через несколько мгновений они уже стояли в знакомых стенах Магпункта, а к ним спешила Ягге, которая, судя по её обеспокоенному виду, уже многое знала об их приключениях. Богиня, все-таки!
    Доставив их в Магпункт, Академик вышел, заметив вскользь, что еще не заходил к себе, а сразу из Магщества рванул на Алтай, узнав об истории с Зеркалом и Таней.
Заявив, что ждет их для серьезного разговора после того, как они отдохнут и подлечатся, Сарданапал отправился по своим директорским делам.
    У  Гроттер промелькнула мысль, успели ли юные воришки вернуть артефакт в кабинет Директора, но через мгновение  она уже забыла обо всем, чуть не плача, глядя на раненого Бейбарсова, который держался на ногах из последних сил.
   Непонятная магия Рыжовой и Рахло воскресила его, подлечив самые опасные раны, но плохое общее состояние и слабость проявились уже сейчас.
    Через пару минут  Глеб уже лежал на кровати, а вокруг него суетилась Ягге, шикнув на Таню, которая тоже пыталась как-то помочь Глебу.
- Танька, отойди, еще тебя здесь мне не хватало! Только Ягуна с Катькой спровадила на Лысую Гору, так теперь вы все побитые да раненые! – Ягге, не церемонясь, сунула Гроттер какую-то чашку с зельем. – Вот, выпей, это успокоительное и сядь вон там, в уголке, поскольку гнать тебя в твою комнату, я так понимаю, бесполезно?
- Бесполезно, - подтвердила Таня. - Ты же понимаешь, что я от Глеба  никуда не уйду!
      Таня совершенно без эмоций посмотрела на бесчувственного Валялкина, который лежал за ширмой, а после на Бейбарсова, уже закрывавшего глаза от снотворного Ягге.
- Таня! Тебе надо отдохнуть, хорошо? -  Глеб пробормотал, уже засыпая. – Обещаешь?
- Конечно, Глеб! – Таня нежно дотронулась до его щеки, думая о том, что отдыхать она будет здесь, сидя рядом с ним и думая о своем любимом, чье имя она теперь знает точно.    Только теперь она будет думать о нем по праву любви, без стеснения и боязни, что не имеет права причинить кому-то боль, когда  ценой отказа от любви  может стать её счастье и счастье влюбленного некромага.

***
    Выскочив из телепорта прямо возле кабинета директора, Рахло и Рыжова остановились в нескольких шагах от двери, на которой выкусывал что-то из лапы Золотой Сфинкс.
- У него что, блохи? – Рахло удивленно воззрился на Сфинкса, который, узнав гостей, усыпивших его в прошлый раз, обиженно тявкнул, укоряюще глядя на Рыжову.
- Да нет, Рахло, какие блохи? Это инстинкт! – заявила Вика, недвусмысленно косясь на Сфинкса. – Ладно, не важно, директор еще вроде бы в кабинет не заходил, а Щепка-то – у меня! – она, с победным видом, разжала кулак.
- Надо её обратно положить, как мы и хотели! – Рахло смотрел на подружку.
- Угу, - Вика кивнула.
    Впрочем, ни один из них так и не сделал ни шагу к двери.
- Ты думаешь о том же, о чем и я? – прошептал Андрей, переводя взгляд на Щепку, зажатую в руке.
- Наверно, - Вика слегка вздохнула. – А что, трудно подзеркалить, что ли?
- А зачем? – удивился Рахло. – И так все понятно. Мне, по крайней мере.
- В таком случае, нечего торчать здесь. Идем.
    И, не сказав больше ни слова, маги скрылись в очередном телепорте, так и не положив на место бесценный артефакт.

24

- А теперь, Танька, рассказывай, что с вами произошло, покуда твой некромаг спит, - Ягге запалила свою вишневую трубочку, выжидательно глядя на Таню. – Директору еще успеешь! Что с Валялкиным приключилось, если ты не у его кровати сидишь, да еще и Искрисом его приложили – я уже догадываюсь, Зеркало все наружу вытащило, эх! Ну, да это и к лучшему, наверно, а то, кто знает, уехала б ты к нему, а как бы там все обернулось… - Ягге покачала головой. -  А вот то, как твой Бейбарсов после «Раздирателя» жив остался – об этом мне было бы очень интересно послушать!
- Откуда ты знаешь? – Таня, при воспоминании о «Раздирателе» вздрогнула, не в силах сдержать страх.
- Я уже не первую тысячу лет живу, и много каких ран повидала – и простых, и магических, - усмехнулась бабуся Ягуна. - Так что, следы от «Раздирателя некромагов» я распознаю, уж будь уверена. Но раньше следы-то эти я только на трупах видела без малейшего признака жизни. А Бейбарсов твой  вроде живёхонек. Для некромага, особенно.
    Таня прерывисто вздохнула, думая, с чего начать рассказ.
-  И почему ты в таком диком виде, что у тебя на блузке ни одной пуговицы? Накинь-ка, - старушка щелкнула пальцами и на плечах Тани появилась красивая узорчатая шаль, в которую Гроттер и завернулась, благодарно глядя на древнюю богиню.
    Рассказывая все, что с ними приключилось, Таня несколько раз принималась плакать, вспоминая поведение Валялкина и свое горе при виде мертвого, как она думала, некромага.
    Ягге тоже было взволнована, вытирая слезы уголком своей шали и даже забыла заново зажечь свою трубку.
- Вот оно как, - Ягге с симпатией покосилась на некромага. – выходит, на него это Зеркало Танталово не подействовало совсем! Украсть-то Тантал заставить смог, а победить – не получилось! Да, значит, любит он тебя и вправду, Танюшка! А мы-то все его хаяли…
- Почему, Ягге? Почему любит, объясни! – Таня с тревогой смотрела на богиню, ожидая её слов.
- Ну, Танька, чтобы такого мага, как Тантал прогнать, своих сил Бейбарсову не хватило бы, это как пить дать! Тантал постарше его да поопытнее в ментальных поединках, лет эдак... на пару тысяч!  А чем он мог его обратно вытеснить? Чего тот испугался? Да того, что у него в жизни не было, чего он даже и не ощущал никогда – любовь! К тебе любовь, Танька!
- Не может быть! – прошептала Таня, чувствуя, как её охватывает радость. – Но ведь это просто чувство, как оно может изгнать такого сильного духа?
- Эх, девчонка ты еще совсем несмышленая, Танька! Ладно, потом поймешь! – Ягге только рукой махнула.
- А вот что там с «Раздирателем» случилось – тут давай подробнее.
- Да я и сама не все хорошо помню, я в таком состоянии была… - Таня провела рукой по лицу, словно стирая липкую паутину страха и ужаса, пережитых тогда. – Помню только, как Вика с Андреем что-то над Глебом говорили, и Щепка у них светилась…
- Постой, постой, какая Щепка? – Ягге вытаращила глаза. – Ноева, что ли? Как светилась? Не может быть, неужели сработала!? Щепка Ноя  из кабинета Директора? А у тебя она откуда при себе была?
- Обещай, что Академику не выдашь! – Таня поняла, что промолчать и отмазать малолетних гениев от втыка и директорского гнева  не удастся.
- Говори уже давай! Может, еще Громусом поклясться? – заворчала Ягге, ерзая от любопытства.
    И Таня рассказала все. И то, как искала Бейбарсова, чтобы его пристукнуть, и как обнаружила юных заговорщиков со Щепкой, стащенной у Сарданапала, и как, отобрав её, взяла с собой, чтобы без присмотра не валялась. И еще много чего…
- Да, Танька, это и называется судьба, - потрясенно покачала головой Ягге. – Не окажись этой Щепки у тебя – мы бы с тобой здесь не беседовали. И некромаг твой тоже уже мертв давно был.
- Не говори так, - Таня на мгновение прикрыла глаза  от ужаса. – А что это за Щепка, скажи, наконец? Как она помогла Рахло и Рыжовой залечить раны от «Раздирателя»?
- Да просто щепка эта – идеальный и бесперебойный источник магической энергии! – тихо произнесла Ягге. – Никакая блокировка ей не помеха. Даже Смерть. Она же тоже своего рода блокировка. Ной был великим магом, ни Древнир, ни наш Директор до него еще пока не дотягивают. Ковчег-то весь из такой древесины построен был, потому и выжили все в том Потопе. А здесь – только Щепка маленькая, но все свойства при ней остались! А с Рыжовой и Рахло еще разговор предстоит долгий.
- Ягге, не надо, не рассказывай, а то попадет им! – Таня испугалась, что подставила юнцов.
- Да ты что, Танька! Как о таком молчать можно! Не думала я, что ты такая несерьезная! Ты что, думаешь, Щепку взял – и все, что угодно сотворил? Она уже вон сколько лет неактивна была! А тут вдруг …  Да сколько раз Директор  её использовал бы, если б все так просто было!
- Тогда почему у них получилось? – Таня с жадным любопытством уставилась на Ягге.
-  Точно сказать не могу, но догадываюсь, - Ягге многозначительно посмотрела на Таню.

25

***
    Вика постучала в обшарпанную дверь.
- Открыто! – раздался знакомый голос. – Заходите, ребята!
- Здравствуйте, дядя Марко! Где вы? – Вика и Андрей прошли в темную гостиную, где царила полная темнота.
- Прошу прощения, ребята, гостей у меня не бывает, а слепому свет не нужен, - Марко выкатил им навстречу на своей коляске. – Вот и не зажигаю свечей, что мне надо – я и так чувствую.
    Ребята неловко молчали, не зная, с чего начать разговор.
- Да вы проходите, садитесь, - спохватился волшебник, а его незрячие глаза, словно смотрели прямо на Вику с Андреем.
- Дядя Марко, Глеб с Таней в безопасности, мы их нашли! – Андрей посчитал, что пауза достаточно затянулась, и решил разрядить обстановку.
- Да, я чувствую, с ним все хорошо сейчас, на душе у него спокойно… почти, - Марко кивнул и улыбнулся своей доброй улыбкой. – Учитель всегда чувствует, что происходит с его учеником.
- Учитель? Ученик? – Вика непонимающе смотрела на него. – Но… Глеб не может быть учеником, он уже Мастер, насколько я знаю иерархию некромагов! Он же уже получил дар от своей наставницы, и дар был подтвержден её смертью!
- Верно, - наклонил голову некромаг. – Но не совсем. Дар его наставницы был разделен на троих, то есть, даже будучи развит так сильно, как у Глеба, не считается  с формальной, магической точки зрения полноценным. Поэтому, он имеет право на ученичество.
- А вы разве… у вас нет ученика? – Вика  от любопытства и удивления теребила свою косичку.
- Был когда-то, - тихий голос Марко был полон боли. – Только убили его, Вацлав с Франциском, полувампиры, те, что здесь были, помните?
- Помним, - Рахло ободряюще сжал руку побледневшей Вики. – Но больше они никому не сделают больно. Никогда.
- И что случилось, дядя Марко? – Вика поспешно перевела разговор, не желая вспоминать о своем «подвиге».
    Некромаг, кажется, понял, что произошло с Вацлавом и его приятелем.
     Немного помолчав, словно раздумывая, стоит ли говорить, он неожиданно  произнес:
- Вас, наверно, удивило, что некромаг, на котором должны заживать все раны и ушибы, кроме тех, что причиняет «Раздиратель некромагов», слеп и сидит в инвалидном кресле?
- Да, - решительно сказала Вика. – Поэтому мы хотели  бы знать, как это случилось?
- Я расскажу, хотя ничего особенного в этой истории нет. Это обычная история предательства и  злобы. Несколько лет назад я почувствовал, что мне пора брать ученика. Вы же знаете, те, кто имеет дело с силами некромагии, прекрасно знают, когда наступает этот момент.
- Значит, вы почувствовали, что должны умереть? – прошептала Рыжова. – Ведь, если вы передадите свой дар ученику, то вы…
    Вика замолчала, с волнением глядя на некромага.
- Ну, не так быстро все это происходит, - улыбнулся Марко. – Иногда проходят десятилетия, прежде чем дар некромага переходит к его ученику. Так что, смерть некромага в этом случае не является быстрой и стремительной. Мой ученик, Никол, был хорошим и талантливым  парнем и за несколько лет я сумел многому его научить. Между нами установилась связь, какая обычно бывает между учеником и учителем.
    Однажды ночью, год назад,  он отправился на кладбище, чтобы совершить один ритуал, а после завернул в какое-то заведение, чтобы выпить чего-нибудь. Там он и встретил этих ублюдков, которые затеяли с ним ссору. Причем, как мне после рассказывали, ссора было надуманной, эти твари просто хотели опробовать на некромаге новую модель «Раздирателя»! – в голосе Марко звучала  такая боль, что Вика закусила губу.
- До сих пор так точно и  неизвестно, что произошло между ними, но утром в мой дом принесли Никола, которого нашли со смертельными ранениями на пустыре возле той забегаловки.
- Он был жив! – воскликнул Андрей, от волнения схватив Вику за руку.
- Да, был, – голос Марко был лишен каких-либо эмоций. – Но вы не можете представить себе, как он хотел умереть. Тот «Раздиратель»… он был создан именно для того, чтобы причинять некромагам как можно больше мучений. Некромаг гниет заживо, сходя с ума от боли, но, пока в нем теплится хоть капля разума, он живет, испытывая все больше и больше мучений. Чем сильнее некромаг, тем больше его тело сопротивляется, и тем большие мучения он испытывает.
- Дядя Марко, мы поняли, не надо,- Андрей просто физически чувствовал боль, исходящую от него.
- Да вы, я думаю, уже поняли, что дальше было, - некромаг махнул рукой. – Никол так мучился, что я не мог на это смотреть. Я сделал только одно, что было возможно – отдал ему свою жизненную силу.  Но, так как действие «Раздирателя» уже невозможно было остановить, то я просто подарил ему быструю смерть.
- Получается, что ваша жизненная сила, вступив с влиянием «Раздирателя» в борьбу, разрушила его некромагические силы  и ваш ученик смог умереть? – Андрей тоже волновался, но, как всегда, в серьезные минуты, его голос звучал твердо и бесстрастно.
- Ты правильно понял, - опустил голову Марко. – Я не смог спасти жизнь моего ученика, я только смог облегчить его смерть.
- Такой ценою! – прошептала пораженная Рыжова, вытирая набегавшие слезы. – Вы добровольно блокировали все процессы в своем организме, позволяющие регенерировать! То есть, ваш дар некромага перестал работать на вас!
- Да, я стал калекой и потерял зрение, но, если бы видели его мучения… - у некромага перехватило дыхание.
    Казалось, он снова вернулся туда, в то ужасное утро, когда в дом внесли его умирающего ученика.
- А дальше? Как Глеб оказался вашим учеником? – голос Рахло вернул некромага в реальность.
- Я познакомился с ним в день смерти Никола. Он тогда только прилетел в Тибидохс и явился  на Лысую Гору по каким-то своим делам, за Кровью Вепря, кажется. Это он принес Никола сюда, обнаружив на пустыре. И он помогал мне с передачей моей энергии ученику, чтобы облегчить его страдания. Я сразу попросил его об одолжении, увидев, что формально он может быть преемником моего дара и помочь мне умереть, но он попросил немного подождать. Глеб хотел найти способ вернуть мне ноги и зрение. Но это было бесполезно, я сразу сказал ему об этом.
    Марко горько вздохнул, уставившись незрячими глазами куда-то вперед.
- Дядя Марко, как раз об этом мы и хотели с вами поговорить! – Андрей выступил вперед. – Мы хотим попробовать помочь!
    Марко улыбнулся, чтобы не расстраивать детей.
- Спасибо, ребята, но это невозможно. Некромаги, утратившие свою жизненную энергию, уже никогда не смогут вернуть её, а я, пока не передам свой дар Глебу, не могу покинуть этот мир. Но это произойдет на днях. Он сильнейший некромаг, мне нечему его учить и дар формально будет закреплен за ним. И, знаете, я рад, что в последние дни я познакомился с такими магами, как вы. Главное, чтобы вы всегда доверяли друг другу и не бросали друзей в беде, иначе потом всю жизнь вас будет терзать чувство вины, что вы могли, но не сделали. Смерть приходит ко всем, даже к некромагам, которые менее уязвимы в этом смысле. Поэтому, не стоит переживать – для меня это просто переход в другое состояние – вот и все!
- Знаете, дядя Марко, мы все же попытаемся! – Вика решительно полезла в карман. – Смерть, конечно, приходит и к некромагам, но, знаете, в случае с Глебом, мы, все же, попросили её повременить!
- Что вы имеете в виду? – некромага смотрел в их сторону, словно силился разглядеть что-то своими незрячими глазами. – Я в какой-то момент почувствовал, что сердце Глеба перестало биться, но потом все прошло. Мне показалось – я ошибся!
- Нет, не ошиблись! – Вика уже кивнула Андрею, который взял Щепку из её рук. - Поэтому не мешайте нам, хорошо? Вы нам верите?
    Некромаг молчал несколько минут, словно осмысливая слова юных магов.
- Хорошо! – тихо произнес он. – Я вам верю!
- Тогда начнем! – и Рахло с Рыжовой уверенно подошли к некромагу.

***
- И почему же Щепка сработала у Рыжовой и Рахло? – Таня, сгорая от любопытства, смотрела на старую богиню.
- Я так подозреваю, что дело в их даре. Вернее, в  силе их дара, изначальных Свете и Тьме.
- Что ты имеешь в виду? – Таня не поняла, что имеет в виду Ягге.  – Как их дар или сила смог разбудить артефакт, который не мог активировать сам Академик?
- Понимаешь, может, точно и не скажу, но  силы в них чистые, причем не совсем магические, то есть, их дары больше похожи на стражей Света и Мрака. Думаю, Академик вам подробнее скажет, он уже за ними давно наблюдает, еще с самого начала, как их в Тибидохс  к нам привезли. Рыжова-то на темное отделение попала, а Рахло  сразу, без разговоров -  на Светлое. Да потом сдружились как-то – водой не разольешь! Но, если так, не представляю, как они дальше у нас учиться смогут, у нас-то для магов школа, узнают стражи – к себе заберут. А они узнают, точно!
    Ягге озабоченно покачала головой.
- Ладно, Танька, отдыхай пока, а как Бейбарсов твой проснется, так сразу к Директору пойдете, да еще и Щепка эта… Надеюсь, им удалось её вернуть, а то Сарданапал придет в ужас!
- Ягге, а как… он? – Таня кивком головы показала на неподвижно лежащего Валялкина, наполовину прикрытого ширмой.
- Как-как? – пожала плечами Ягге, пристально вглядываясь в Таню, лицо которой было совершенно бесстрастно. – Часов пять-шесть  еще в отключке пролежит, да и очухается, ран на нем нет, так что он здоров, только оглушен. А что, поговорить хочешь?
    Таня молчала.

26

- Танька, я понимаю, вы столько лет вместе были – и тут такое… - Ягге от волнения даже выронила трубку. – Если хочешь с ним поговорить…
- Нет, - Таня резко оборвала старую богиню. – Не хочу, Ягге. Нам теперь просто не о чем говорить. Он не был заколдован или зомбирован. Я так  поняла, что Зеркало показало то, что на самом деле находится у него внутри, так?
    Ягге кивнула, вздохнув.
- Да, Таня, это так. Зеркало не навязывает свою волю, а просто отражает суть человека. Так что, Ванька таким и был, просто никто этого не знал и не догадывался. Значит, не будешь говорить?
- Нет, - Гроттер до сих пор чувствовала его грубые  руки на своем теле, синяки и ссадины болели до сих пор. Подумать только, а если б она поехала к нему в тайгу, где никого бы не было рядом, чтобы защитить её? Таня содрогнулась, представив себе, насколько груб мог быть с нею Валялкин, не согласись она жить с ним так, как он хотел.
- Ты права, наверно, - вздохнула Ягге. – А с некромагом-то,  что делать собираешься?
- С Глебом? – Таня с нежностью посмотрела на спящего Бейбарсова. – Я люблю его, Ягге, я знаю точно. А что делать… Знаешь, сейчас самое главное, чтобы с него все обвинения сняли. А остальное – неважно, лишь бы с ним было все в порядке!
- Ладно, Таня, - растроганная Ягге вытерла навернувшиеся слезы. – Отдыхай пока и жди, когда твой некромаг проснется, а потом – к Сарданапалу.
     Таня еще долго сидела у постели спящего и раненого некромага, глядя на его умиротворенное лицо. Она думала о том, как обманчиво порой то, что кажется таким знакомым и неизменным, как часто жизнь оказывается не такой, какой ты пытаешься показать её себе самой, упорно и глупо отказываясь от счастья, которое плывет тебе в руки. И как она счастлива, что не потеряла этого человека, который доказал ей свою любовь, пожертвовав  свою жизнь ради того, чтобы жила она.
- Как ты, малышка? – раздался хрипловатый со сна голос некромага.
    Таня встрепенулась, поняв, что некромаг  уже довольно долго наблюдает за ней, чуть приоткрыв глаза.
- Нормально. А ты? – им обоим было немного неловко, когда все опасности, вроде, остались позади, и они оказались  один на один, не зная, с чего начать сложный разговор.
- Все хорошо, - они помолчали, прислушиваясь, как Ягге, в дальнем конце магпункта звенит  склянками, что-то  тихо ворча себе под нос.
- Глеб, я хочу сказать тебе кое-что, - Таня решила первой начать этот сложный разговор.
    Лицо Бейбарсова потемнело.
- Не стоит, малышка, не надо. Я все понимаю, ты была в таком состоянии…
- Глеб, ты о чем? – Гроттер непонимающе уставилась в его глаза, на дне которых она ясно видела боль и страх.
- Ты, конечно, жалеешь о том, что поцеловала меня тогда, там, в лесу, - Глеб не отрывал глаз, желая раз и навсегда выяснить все, что было для него самым главным.
    Таня смотрела на него, от удивления не сразу найдя, что сказать.
    Она же любит его, как можно было этого не понять!
    Таня вспомнила их поцелуи, и сердце словно ухнуло с огромной высоты.
- Жалею? – Таня почувствовала себя обиженной и несчастной, как будто она снова одна и нет ощущения рядом того,  кто от всего спасет и защитит. – Ты о чем, Бейбарсов? Если тебя так уж тяготит этот поцелуй, я могу спокойно сделать вид, что его не было! Значит, ты просто хотел доказать мне, что я никто для тебя? Ты просто хотел отомстить? Тьма, как же я тебя ненавижу!
    Гроттер вскочила с кровати, думая только о том, чтобы сбежать от него, как можно дальше, хоть на край света! Как он мог? После всего, что они пережили, как он может такое говорить?
    Глеб же почувствовал, как легко ему становится на душе! Боги, ну какая же она глупенькая!
    Он улыбнулся и, привстав, поймал её за руку и притянул к себе, не обращая внимания на то, что она вырывается из его объятий.
- Любимая моя, хорошая! Ну, какая же ты дурочка, малышка! – прошептал он с такой нежностью, что Таня замерла  в его руках, закрыв глаза.
    А он баюкает её в своих объятьях и говорит, говорит, как будто хочет выговориться за все те годы, что любил и ждал встречи с ней.
    И о своей любви, и о том, как увидел её в котле у мерзкой ведьмы, и о том, что она – это единственный его свет и радость. Что ради неё он готов на всё,  что угодно, что он любит, безгранично любит её и только и мечтает о том, чтобы они были вместе…
- Тогда почему ты так говоришь, Глеб? – она смотрит на него, не понимая, почему он не может поверить ей и, одновременно, видя причину.
- Ты же стыдишься меня, отвергаешь мою любовь! – он, как всегда, не спрашивает, а утверждает. Безрадостное, горькое утверждение.
- Дурак! Почему бы не спросить у меня, Бейбарсов? Почему ты всегда всё решаешь за меня? – она злится, и оттого её прекрасные зеленые глаза приобретают совсем уж волшебный оттенок изумруда.
- А разве я не спрашивал? – грустная полуулыбка одними глазами, от которой заходится сердце. – Разве я мало спрашивал, Таня?
- Ну… спрашивал, да… но это было давно… еще до того… и, вообще, мог бы и еще раз спросить! – она находит выход из положения, как всегда, не защищаясь, а нападая. – Что, язык отвалится? Некромаги, насколько  я знаю, говорить еще не разучились?
    Глеб слушает этот язвительный тон голоса любимой, как самое прекрасное, что только может услышать безумный от любви некромаг.
    Схватить её в объятия, и целовать, целовать, гладить её тело, волосы, щеки…
- Глеб, ну что ты делаешь? – она раскраснелась от его прикосновений, щеки горят румянцем, а в глазах сияет счастье!
    Бейбарсов не может поверить в это! Он так давно этого ждал, мечтал, неужели?..   Но пусть она сама произнесет их, он хочет услышать эти слова не в порыве страсти, а сказанные  осознанно. Ею. Таней Гроттер. Ему. Глебу Бейбарсову.
- В таком случае, я исправлю эту ошибку, - голос некромага спокоен, но Таня чувствует, как он  взволнован, и замирает, чего-то испугавшись сама. – Таня, я люблю тебя, люблю! А ты? Ты любишь… меня?
    Таня молчит. Но не потому, что снова сомневается, а от волнения.
    Она уверена в своих чувствах теперь, когда её убеждают не только его слова, но и прикосновения, в каждом его жесте сквозит искренность, которую невозможно не заметить.
    Глеб дотрагивается до её лица нежно, почти невесомо, и тут же убирает руку, чтобы не давить на неё, чтобы она спокойно и трезво сказала ему правду, пусть даже эта правда будет мучительна и страшна для него.
- Глеб, я… - она молчит, раздумывая, не отрежет ли она своим ответом пути к отступлению. В самом ответе она не сомневается.
    Он ждет и молчит тоже, чувствуя, как сердце начинает биться чаще, а пальцы дрожать от страха и страсти.
- Я… люблю тебя! – слово сказано, и Таня с испугом смотрит на некромага, который с трудом верит сказанным долгожданным словам.
- Таня! – он обнимает её, но теперь он делает это так, как будто имеет на это право. Впрочем, почему «как будто»?  И Таня рада этой власти над ней, его сильным, но нежным рукам,  поцелуям, которые просто заставляют её раствориться в пространстве, ощущая безграничную любовь  к этому человеку.
- Я люблю тебя, Глеб! – она словно пробует на вкус эти слова, которые впервые звучат для них обоих.
- И я тебя, малышка! – он целует её, не обращая внимания ни на Ягге, старательно поворачивающуюся спиной, ни на Директора, вбегающего в  Магпункт…
    Директора? А он почему здесь? И почему у него такое лицо, словно ему отрезали его любимую бороду, пока он спал?
    Таня тоже, наконец, заметила Академика и  с трудом оторвалась от губ Бейбарсова, который вовсе не собирался прекращать, не считая приход разъяренного Сарданапала помехой для столь приятного и долгожданного занятия.
    Запыхавшийся Академик, тем временем, обвел глазами помещение. С трудом сфокусировав свой взгляд на полулежащих на кровати некромаге и Гроттер, он прошипел:
- Где они? Где Рыжова и Рахло? Куда делись эти малолетние преступники?
    С этими словами, увидев, что искомых негодяев в поле зрения не наблюдается, Сарданапал умчался прочь, выказав поразительную прыть для мага такой комплекции.

27

***
    Марко стоял на своих ногах слегка неуверенно, отвыкнув от вертикального положения. Одним движением брови он зажег свет в комнате, подвесив под потолком небольшой, но яркий осветительный шарик. Некромаг внимательно и благодарно  смотрел на смущенных, но радостных детей.
- Получилось! Получилось! – Вика чуть не прыгала вокруг излеченного. – Рахло, ну, что ты стоишь, как пень, у нас получилось!
- Ну, и чего визжать, Рыжова? – Андрей всеми силами пытался казаться спокойным, хотя на лицо, то и дело, наползала довольная улыбка. – Что, в первый раз, что ли?
- Как вы это сделали? – голос некромага был полон изумления. – Как? Это невозможно, немыслимо!
- Ну, мы только недавно поняли, что можем помогать и лечить! Мы с Рахло тогда в Роще нашли детеныша мантикоры! Его кто-то сильно поранил, он уже почти не дышал! И тогда мы попробовали его вылечить сами, случайно получилось, что я пожелала, а Андрей вдохнул душу в тело! – Вику распирала радость, и она не могла сдержать её. Уж слишком жаль ей было старого некромага!
- Спасибо вам! – голос Марко дрожал. – Вы не представляете, что это такое для калеки – снова ходить и видеть!
- Ну, что вы, дядя Марко! – Рахло гордо смотрел на дело их с Рыжовой рук. – Вот только нам пора, надо кое-что в кабинет Академика вернуть, а то нам так попадет!..
- Это за этот артефакт, который дает вам энергию и разблокирует любые магические барьеры? – Марко понимающе покачал головой. – Насколько  я знаю, таких артефактов в магическом мире осталось крайне мало, и эта Щепка является частью Ноева Ковчега, я прав?
- Да, а откуда вы знаете? – Вика с удивлением смотрела на старого некромага.
- Да  изучал я в молодости  разные редкие артефакты, - Марко почему-то слегка смутился. – Ну, да ладно, идемте, я с вашим Академиком поговорю, чтоб он вас не сильно ругал, хотя, в следующий раз не надо тащить редкие неизученные артефакты из кабинета Директора и величайшего мага, ладно?
- Ага, - пристыженный Рахло опустил глаза. – Да у нас как-то случайно вышло. Интересно же, что за штука, да еще так защищена была, ну, вот и решили посмотреть просто!
- А потом поняли, что с её помощью мы можем скорее добиться того, что хотели! – глаза Рыжовой горели. – Лечить людей, ну, и вообще, всех! А со Щепкой – тоже просто почувствовали, что в ней много силы, только надо попросить поделиться, тогда сработает! И мы просто на ней оставили слепок своего дара,  а она, в благодарность, поделилась энергией! Она как будто живая, и чувствует, кому и когда нужна!
- Мы слово друг другу дали – как школу закончим, так и займемся лечением, вместе! Хоть мы и на разных отделениях, но это неважно совсем! – Андрей и Вика посмотрели друг на друга, а потом перевели взгляд на некромага. – Свою больницу откроем, вот!
- Прекрасное начинание! – Марко, улыбаясь, смотрел на них, думая, что, несмотря на огромный дар и возможности, они, в сущности, еще истинные дети, со своими идеалами и мечтами. Но, вполне вероятно, если брать во внимание их целеустремленность, у них все получится!
- Ну, что ж, идемте отмазывать вас от гнева Директора! – и Марко с детьми исчезли в телепорте, уносящим их к гневу академика Черноморова.

28

Таня и некромаг вышли из магпункта, упросив Ягге отпустить их, причем Глеб мотивировал это тем, что на его слабую психику плохо влияют все эти медицинские склянки и запахи трав,  сказав это с таким страдальческим выражением лица, что Таня чуть не лопнула от смеха.
- Бейбарсов, когда это ты стал таким чувствительным к запахам трав? – Таня смеялась, выходя с Глебом в коридор. – Что-то я такой гиперчувствительности за тобой не наблюдала!
- Малышка, мне ОЧЕНЬ мешают все эти запахи, а также то, что я никак не могу побыть с тобой наедине. Только с тобой, понимаешь? – некромаг смотрел на Гроттер, опять опьяняя её своим взглядом.
    Глеб никак не мог поверить в реальность случившегося и старался все время прикоснуться к Тане, как будто думал, что она сейчас исчезнет. Таня сама взяла некромага за руку, поняв, что придется его вести в  свою комнату, за неимением свободных помещений на данный момент. Кроме того, она сильно подозревала, что, появись в Тибидохсе хоть десять свободных комнат, Глеб предпочтет остаться с ней.    И была этому ужасно рада.
    Когда Глеб уселся на Танину кровать, он приглашающе похлопал рядом с собой:
- Садись рядом, малышка, обещаю, что не буду приставать!
    Таня выполнила его просьбу, и некромаг тут же обнял её, прижав к себе.
- Ты же обещал, что не будешь приставать! – смутилась Таня, не спеша, однако освобождаться от его объятий.
- А я тебя пока только обнимаю! – нахально заявил Бейбарсов, усмехаясь. – Так что, как я пристаю, я покажу тебе позже!
- Знаешь, Бейбарсов, при подобной наглости ты сильно рискуешь получить в лоб! – с нарочитым возмущением сказала Гроттер, которая слегка побаивалась оставаться наедине с некромагом. Но не потому, что не доверяла. Наоборот – доверяла настолько, что боялась того, что может произойти между ними. Боялась и ждала.
    Глеб почувствовал, что все это говорится так, по привычке и не стал спорить, зная, что, если уж его любимая точно решила, с кем она хочет быть, то он не будет торопиться, чтобы не испугать её и не пошатнуть её доверие, которое он с таким трудом завоевал.
- Надеюсь на твое человеколюбие, которое не позволит дать в лоб бедному больному некромагу! – Глеб положил голову на плечо Тани, хотя ему вовсе не хотелось вести себя так смирно. – Я ранен, ты не забыла?
- Ты уже здоров! – Таня вздрогнула, вспомнив, что, если бы не невероятное везение, Глеб был бы мертв, и сразу же встревожилась. – Глеб, ты точно здоров?
- Ну, не знаю, что-то какая-то слабость чувствуется, - лукаво сказал некромаг,   прикрывая  глаза. – И сердце болит сильно…
- Глеб, ты что, зачем же от Ягге уходить надо было? – испугалась Гроттер, впечатленная бледным видом Бейбарсова. – Надо вернуться, тебе еще рано по Тибидохсу  разгуливать!
- Быть может, это последняя для меня возможность погулять! – некромаг, внезапно посерьезнев,  крепче обнял Таню, заглядывая в её глаза. – Таня, если я окажусь в Дубодаме…
- Нет! – Таня испугалась так, что из глаз брызнули слезы. – Нет, Глеб, Медузия поможет, и Академик тоже… Ни за что!
- Ну, что ты, моя хорошая, не переживай так из-за меня, не надо! – Бейбарсов погладил Таню по голове, как ребенка. – Конечно, будем надеяться, не расстраивайся, прошу тебя!
    Он накрыл её губы своими, не в силах больше терпеть.
    Таня с таким доверием и страстью  ответила на поцелуй, что некромаг опять почувствовал, как теряет голову, а его руки начали совершать  медленное путешествие по её желанному и восхитительному телу.
- Глеб, не надо, не сейчас, я боюсь, - Таня смущенно шепчет, а сама прижимается к нему, не в силах оторваться, чувствуя снова, что не может думать, а может только ощущать и наслаждаться этими волшебными поцелуями и прикосновениями.
    Неизвестно, что произошло бы в следующую минуту, если бы в Танину дверь не раздался громкий стук.
    Таня  сконфуженно выскользнула из рук Глеба и, снова закутавшись в шаль Ягге, которая была стянута с плеч некромагом, отправилась к двери.
- Погоди, я открою! – Гроттер попыталась унять дыхание после поцелуев.
    Глеб  с сожалением поднялся с кровати, впрочем, понимая, что у них с Таней все впереди, если, конечно, его не посадят. Но сейчас, когда он до сих пор ощущает вкус её губ, ему плевать на Дубодам!
    На пороге стоял какой-то первокурсник, которого Таня видела как-то в Зале Двух Стихий, но имени не знала.
- Гроттер и Бейбарсов? – деловито пропыхтел первокурсник. – К Директору, срочно!
- Что случилось? – быстро спросила Таня, чувствуя, как беспокойство опять проснулось в ней и, понимая, что ребенок не ответит на вопрос.
- Понятия не имею! – пожал плечами курьер, уже убегая. – Знаю только, что он очень зол и встревожен и попросил вас прийти как можно скорее!
- Идем! – Глеб подошел к Тане, видя, что она стоит и смотрит невидящим взглядом куда-то вперед, кусая губы от беспокойства. – Не бойся, малышка, все будет хорошо!
    Таня благодарно улыбнулась ему за поддержку, хотя понимала, что опасность грозит ему, её Бейбарсову! Неужели, Медузии не удалось...
    Таня изо всех сил сжала руку Глеба.
- Не отпущу никуда без меня, слышишь? – прошептала она некромагу. – Никуда и никогда!
- Все будет хорошо, Таня! – Глеб был поражен отчаянием, блеснувшим в её глазах. – Не переживай, моя маленькая, все будет в порядке!
    Но сам он совершенно не был в этом уверен.

29

***
    Сразу же, по прибытии юных воришек в компании некромага,  при виде которого у хозяина Тибидохса глаза на лоб полезли от удивления, Академик утащил странную троицу к себе. Судя по его реакции, некромага он явно знал.
- Где она? – это был первый вопрос Директора Черноморова, заданный дрожащим голосом.
    Вика, вздохнув, залезла в карман и, вытащив Щепку, протянула её Академику.
    Схватив бесценный артефакт, Сарданапал первым делом удостоверился, что с ним все в порядке, чуть ли не обнюхав Щепку и даже, кажется, лизнув.
    Затем, подняв глаза от Щепки, он спросил голосом, не предвещавшим юным шалопаям ничего хорошего:
- Ну, и как это называть, а?
- Мы больше так  не будем! – промямлил Рахло ужасающую по своей банальности фразу.
    От такой наглости Академик даже растерялся, но быстро пришел в себя.
- Что? – взревел он, потрясая кулаком с зажатым артефактом. – Что значит «так не будем»? А как будете? Как вам вообще, пришла в голову мысль взять без спроса бесценный артефакт и еще использовать его… не по назначению!
- Очень даже по назначению! – вспыхнула Вика, от негодования забыв, что им сейчас стоит помалкивать, пока директорский гнев хоть чуть-чуть не утихнет. – А что, лучше, чтобы она у вас тут годами в шкафу валялась без дела? Думаете, Ной был бы доволен, увидев, как поступают с его магией?
    Сарданапал схватился за сердце, медленно сползая в кресло.
- Молчи! – Рахло дернул Вику за рукав. – Ну, кто тебя за язык тянет… сейчас? – подумав, добавил он своим громким шепотом.
    Щеки Сарданапала медленно наливались помидорным румянцем, а борода, показывая негодование директора, обвила его шею на манер удава, и грозно тянулась к малявкам.
- Рыжова, ну зачем она вам понадобилась-то? Она же не активна, ничего с ней сделать нельзя! - слабым голосом вопросил директор. – Жаль, что ты уже на Темном отделении и переводить тебя дальше некуда!
- Академик, не стоит так переживать, - вдруг раздался голос Марко, о котором в пылу истерического беспокойства за Щепку, Сарданапал совсем забыл. – Ваши ученики достойно проявили себя, да и насчет активности… Как вы думаете, каким образом я снова хожу и имею удовольствие видеть вас?
- Что? – глаза Академика, казалось, сейчас выскочат из орбит. – Марко, не морочьте мне голову! Этого не может быть! Они всего лишь второкурсники, вороватые и наглые, между прочим!
- А еще  талантливые и целеустремленные! Как вы не понимаете, что Свет и Мрак подтвердили  их право на владение магической энергией артефакта? Обе изначальные силы, вдумайтесь, Академик! Да, если бы не они, Глеб уже давно был бы мертв, получив смертельный заряд из «Раздирателя»! – Марко строго и требовательно смотрел на Директора. – Вы же знаете, что активация таких артефактов происходит не просто так!
- Знаю, знаю, Марко, прошу, не надо садиться на своего любимого конька, мы все знаем, что вы известный специалист, - все еще шокированный Сарданапал бушевал,  хмуро глядя  на некромага. – И что вы там болтаете про «Раздиратель»?  Так, позовите  сюда Таню с Глебом, я хочу, наконец, видеть полную картину перед глазами, а не только  то, что мне было рассказано до этого, в надежде покрыть этих юных преступников!

***
    Из кабинета академика Черноморова доносились  рев и ругань.
    Зайдя в кабинет Директора, и увидев Марко,  твердо стоящего на ногах, Глеб,  поначалу, был изумлен, но потом, поглядев на виноватых, но  раздувшихся от гордости юнцов,   обо всем догадался.
    Улыбнувшись, Бейбарсов  с облегчением понял, что его формальное ученичество, при помощи которого он хотел освободить Марко от опостылевшей жизни калеки, в ближайшие несколько лет не понадобится.
- Здравствуйте, Директор, что случилось? – Таня держала Бейбарсова за руку, словно боялась, что его у неё отнимут.
- Таня, мне хотелось бы знать с самого начала, как эта Щепка очутилась у вас, и что происходило на Алтае! – Директор уставился на Гроттер и Бейбарсова, словно ожидая, что вот сейчас он все узнает, и никто уже не сможет морочить ему голову всеми этими историями с давно не действующими артефактами.
    Таня с Глебом переглянулись, поняв, что академик сейчас не в том благодушном настроении, когда можно врать или умалчивать. Виновато  взглянув на воришек, Таня начала рассказ…

30

… В кабинете царило молчание. Рассказав, как было дело и, выслушав восклицания Директора по поводу волшебной Ноевой деревяшки, которую не удавалось использовать никому за последние несколько тысяч лет, Таня и Глеб изумленно вгляделись в стоящих второкурсников, которые с независимым видом стояли посреди кабинета директора, хотя после рассказа Тани вид у них был пристыженный.
- Ну, как это возможно? – прошептал Академик. – Она сработала у юнцов, непонятно по каким причинам!
- Думаю, что не только у них! – раздался голос Марко. – Глеб, ты рассказывал, когда лежал парализованный, в тебе вдруг внезапно возник какой-то источник силы, который позволил тебе двигаться и спасти Таню?
    Глеб кивнул, скрипнув зубами. Он еще разберется с этой тварью, который посмел причинить его Тане боль!
- Так вы думаете, что благодаря Щепке Глеб смог двигаться? – Сарданапал уже успокоился и теперь был занят мыслями о таинственном пробуждении артефакта. – Но, насколько я понял, она срабатывает при прикосновении?
- А так и было, Академик, -  тихо произнесла Таня, которая заново переживала эту ситуацию. Глеб  приобнял её, стараясь успокоить своим прикосновением. – Щепка тогда вылетела у меня из кармана…
- И потом я нашла её под лавкой, где лежал Глеб! – встряла в разговор Рыжова, победно глядя на присутствующих взрослых.
    Они с Андреем никак не могли взять толк, с чего такая суматоха разгорелась вокруг Щепки Ноя. Ну, не работала, ну, заработала, и что? Радоваться надо, что такой артефакт школа получила, а они ругаются!
- Значит, - задумчиво проговорил Сарданапал, - она отлетела к Глебу и разблокировала действие парализатора, понятно. Но что послужило катализатором, почему вдруг она подействовала?
- Глеб, - неожиданно спросил Марко, – а что ты чувствовал перед тем, как понял, что ты можешь двигаться?
- Могли бы и не спрашивать, - Глеб откровенно стиснул Таню в объятиях, не смущаясь никого. – То же, что и чувствовал бы кто угодно, если бы на его глазах такое происходило с его любимой девушкой, а он не мог бы ничего сделать!
-То есть, - медленно проговорил Марко – ярость, ненависть  и отчаяние, так?
Глеб кивнул, крепче прижимая к себе Таню, которая уткнулась ему в плечо, чтобы успокоить его и самой забыть об этом кошмаре.
- Значит, - напряженно думая, продолжал Марко, - она среагировала на сильные эмоции, скорее всего, они и послужили катализатором, заставив её сработать. И кольцо Танино  энергия Щепки разблокировала, хотя это случайность, просто остаточной волной магии смело блокаду…  Ах, какой интересный артефакт!
- Не нацеливайтесь, - хмуро бросил Сарданапал. – У вас был шанс изучать её, когда я предлагал вам место преподавателя в Тибидохсе.
- Дядя Марко, это правда? – изумленно воскликнула Рыжова.
    Остальные в немом удивлении смотрели на  волшебника.
    Глеб был крайне озадачен, зная, что Академик не очень хорошо относится к некромагам, а говорить о том, чтобы некромаг преподавал в школе, да еще  получив личное предложение от Директора – это было вообще что-то совершенно невероятное!
    Марко угрюмо посмотрел на Директора – и тот ответил ему не менее пасмурным взглядом.
    Рыжова и Рахло с жадным любопытством уставились  на них, совершенно забыв, что наказание им Сарданапал еще не придумал, но обязательно придумает.
    Марко что-то явно собирался ответить, но в этот момент в кабинете сверкнула вспышка, настолько яркая, что маги на миг закрыли глаза, не успев среагировать.
    Через мгновение присутствующие увидели, как на директорском столе растет небольшой шарик, словно сотканный из двух половин – черной и белой.
- Что это? – шепнула Таня Бейбарсову, который благодаря пресловутой  реакции некромага, успел-таки задвинуть её себе за спину. Понятно, что в кабинете Сарданапала им вряд ли грозит опасность, но в него тоже можно проникнуть с какими-то враждебными намерениями… и стянуть Щепку. Глеб перевел взгляд на Вику с Андреем, которые сохраняли полнейшее хладнокровие, оставив страх и беспокойство взрослым.
- Понятия не имею, - Глеб пожал плечами. – Но, думаю, ничего страшного, раз Директор так спокойно на него реагирует.
    Сарданапал смотрел на странный шарик, который слегка вырос в размерах,  и, внезапно распался на две части, которые оказались небольшими свитками.
- Ну, вот, я так и думал! – прошептал Марко, косясь на Директора.
- Этого и следовало ожидать, - грустно поддержал его Академик, прочитывая свитки, которые содержали каждый всего несколько строчек.
- А что это? – неугомонная Рыжова требовательно смотрела на взрослых.
    Впрочем, Таня и Глеб тоже хотели узнать, что же за бумаги приходят Сарданапалу таким странным способом.
- Это, - проговорил Сарданапал, - предписания вам, Рахло и Рыжова, отправляться к Стражам, для учебы и работы с неизученными магическими артефактами.
- Зачем это еще? – подозрительно спросила Вика, схватив Рахло за руку. – Нам и здесь хорошо, правда?
- Угу, - кивнул насторожившийся Андрей. – Никакие Стражи нам не нужны!
- А кто вас будет спрашивать! – вздохнул Академик. – Ваш дар – не полностью дар Светлого и Темного Стражей, конечно, но Щепка у вас сработала, да еще вы и смогли возвратить к жизни – вдумайся, Рыжова!  -  Бейбарсова и  вернуть жизненную силу искалеченному некромагу, что, поверьте, тоже совсем не просто сделать! Я так подозреваю, что вас будут учить работе с артефактами различной мощности, да и вообще, артефактологии.
- Но, Директор, нас заберут в разные школы! – взгляд Рахло приобрел знакомую Тане  сталь. – Лично я Рыжову не оставлю, и никуда без неё не поеду!
- Думаешь, тебя кто-то будет слушать? – спросил Сарданапал, грустно глядя на детей. – Эти документы сродни приказу, так что – собирайтесь, скоро за вами придут.
- Не хочу! – заявила Вика. – И не поеду, пусть только попробуют меня забрать!
     Таня чуть не плакала, глядя, как Рахло и Рыжова стояли в центре кабинета, держась за руки. И сразу было понятно, что друг друга они не отпустят.
- В принципе, есть один выход, - голос Марко прозвучал неожиданно в тишине кабинета. –  Вы правы, им будут читать артефактологию, а у вас в школе этого предмета нет.
- И все благодаря вам, - проворчал Директор, снова недовольно взглянув на некромага.
- Я не мог тогда принять ваше предложение, вы же знаете, - Марко чуть грустно усмехнулся. – Но сейчас, Академик, если ваше предложение все еще в силе, я с удовольствием займу место преподавателя артефактологии, чтобы обучать ваших учеников, которые так не желают покидать Тибидохс!
    Марко с иронией, но, в то же время, с сочувствием смотрел на своих спасителей.
    Рахло и Рыжова умоляюще уставились  на некромага и Сарданапала.
- Да, это выход, - задумчиво проговорил Сарданапал, глядя на Марко. – Пожалуй, я воспользуюсь ситуацией, и с удовольствием приму на работу лучшего специалиста по артефактам, у которого консультируются даже Стражи. Вы приняты, профессор Марко Ворон, сами согласились, за язык вас никто не тянул! – и Директор довольно потряс бородой.
- Дядя Марко, то есть, профессор, - поправилась Вика, все еще не в силах поверить, что угроза расставания с Рахло и школой миновала. – Вы будете нам рассказывать про артефакты, правда? Рахло, ты слышал?
- Я что, по-твоему, глухой? – Рахло тоже довольно улыбался.
- Рано радуетесь, - вернул юнцов на землю голос Сарданапала. – Вы не забыли еще, что за кражу артефакта из кабинета Директора вам полагается наказание? Вижу, что забыли! Ну, так я вам напомню, что за такое вы имеете прекрасный шанс вылететь из школы!
- Не надо, Академик! – пискнула Рыжова. – Мы не будем больше, честное-пречестное слово!
- Ну, наказания вам не избежать! – Директор, чуть усмехаясь, посмотрел на новоиспеченного профессора артефактологии. – Вот, в качестве наказания, проводите профессора Ворона на кладбище и покажете ему склеп Чумы-дель-Торт, что-то у меня такое чувство, что там не все чисто, какое-то свечение по ночам…
    Вика и Андрей подпрыгнули от восторга, потому что второкурсникам строго-настрого запрещалось ходить на кладбище, хотя Вика давно уже собиралась там пошарить в поисках каких-нибудь волшебных мелочей.
- Идемте, ребята, - Марко усмехнулся, глядя на радость своих новых учеников.
    Кивнув Глебу с Таней, которые стояли чуть поодаль и вели какой-то свой, очень личный разговор одними глазами, Марко и молодежь покинули помещение, предвкушая веселую прогулку по кладбищу. И Глеб мог поклясться, что прогулка по кладбищу  в компании некромага действительно обещает незабываемые впечатления!
    Едва за ними закрылась дверь, Сарданапал  повернулся к Тане с Глебом. В глазах его была нешуточная тревога.

31

- Ну, вот, - как только за компанией закрылась дверь, Сарданапал повернулся к Тане с некромагом. – С молодежью справились, Марко я все-таки уговорил, старого упрямца, а теперь… что с вами делать – то? Зеркало Глеб украл, это сомнениям не подлежит, осталось только доказать, что сделал он это под влиянием Тантала. И, Бейбарсов, если у Медузии вдруг ничего не выйдет, тебе придется бежать, ты, я  думаю, это понимаешь?
    Глеб с болью  смотрел на Таню, которая сильно побледнела.
- Я… не знаю…  - тут Глеб спохватился, поняв, что из-за своего эгоизма может подставить любимого человека:
- Конечно, Академик, но, тогда, прошу вас, позаботьтесь о Тане!
- Думаю, заботиться придется тебе, Бейбарсов! – Таня решительно смотрела на некромага. – Я, кажется, говорила тебе, что никуда тебя не отпущу? Так вот, если ты страдаешь склерозом, то мне придется тебе напомнить, что скрываться мы будем вместе.    И не спорь, прошу, все равно, это бесполезно! – поспешно сказала Гроттер, заметив, что   Глеб собирается что-то возразить. – Академик, скажите ему, чтоб не смел возражать! И сами даже не пытайтесь меня переубедить! Вы же меня знаете!
    Сарданапал только вздохнул, и они с Бейбарсовым беспомощно посмотрели друг на друга, понимая, что переубедить Таню, действительно,  вряд ли удастся.
- Ладно, - Сарданапал пожал плечами. – Давайте заранее не будем загадывать, и готовиться к худшему тоже пока еще рано. Надеюсь, Медузия, все же, уговорит Кащеева. Он хоть и Бессмертник, но не совсем бессмертный. А пока… я хотел бы узнать, что делать с Ванькой? Вы думали об этом?
    При этих словах Бейбарсов внезапно вспомнил, что он некромаг со всеми вытекающими последствиями, а Таня вздрогнула, вспомнив пережитое.
- Я хочу его убить, - четко произнес Бейбарсов. – Но Таня, наверно, будет против.
- Да, Глеб, - кивнула Гроттер, глядя прямо в черные глаза. – Я бы не хотела, чтобы  ты стал убийцей.
    Глеб молчал, думая, что ему следовало бы остаться в магпункте еще на пару минут, и тогда все проблемы с этой тварью были бы решены. В конце концов, мало ли от чего происходит остановка сердца? Хотя это была бы слишком легкая смерть для насильника и предателя, который посмел просто прикоснуться к его Тане!
    Бейбарсов понимал, что Таня не хочет никаких кардинальных мер по отношению к человеку, с которым она долгое время была вместе и которого считала другом. Это её право и её решение, Бейбарсов это прекрасно осознавал. Но про себя он твердо решил подстеречь Валялкина на выходе из Магпункта и...
    Что "и", кроме того, как убить его с элементами особой жестокости, Глебу на ум  ничего не приходило. Но он считал, что любые мучения будут недостаточны для этого... этой...
    В этот момент, Таня ухватилась за его руку, доверчиво, как маленький ребенок,  и мысли Бейбарсова мгновенно приняли совершенно другой оборот. Но с ветеринаром он еще разберется!
- Таня, а что ты собираешься… - Сарданапал не договорил, грустно глядя на Гроттер.
- Ничего, - сказала Таня, помолчав. – Пусть уходит, куда хочет. Только пусть не показывается мне больше на глаза, а то я могу и не уследить за Глебом с его тростью.
    Она положила голову Глебу на плечо, не стесняясь Директора. Некромаг обнял её, целуя рыжую макушку.
- Да, кто бы мог подумать?.. – Академик собирался добавить еще что-то, но, в этот момент, сверкнула вспышка телепортации, и прямо посреди комнаты возникла Медузия, причем на её точеном красивом лице можно было разобрать сложную смесь злости и удовольствия.
- Меди, ну как? – Сарданапал бросился к доценту Горгоновой, косясь на слегка шипевшие локоны, которые извивались словно змеи.
- Все в порядке, Академик, - Медузия кивнула Тане и Бейбарсову в знак приветствия. – Бессмертник, конечно, как всегда, пытался потребовать выдачи некромага Магществу и его заключения в Дубодам, но, поговорив со мной, ему пришлось изменить свое мнение. Впрочем, не в первый раз! – и Медузия величественно тряхнула головой, а шипение, казалось, усилилось.
    С этими словами, доцент Горгонова вытащила из кармана свернутый в трубку пергамент.
- Здесь приказ  о том, что все обвинения с Бейбарсова полностью сняты и Магщество не имеет к нему почти никаких претензий.  Смерть вампиров списали на неприятные некромагические заклинания в избе вашей, Бейбарсов, ведьмы, хотя мне стоило больших трудов  убедить Кащеева в том, что гулять по чащобам, где живут некромаги, - крайне неудачная затея!
- Вампиры – это не Бейбарсова рук дело! – тихо пробормотал Академик. – Я потом тебе расскажу, - поспешно добавил он, уловив удивленный взгляд  доцента Горгоновой.
- Зеркало, однако, придется вернуть, ты, надеюсь, сам понимаешь! – продолжала Медузия, кивнув Сарданапалу. -  Только вот скажи мне, зачем тебе понадобилось применять к охранникам заклинание «Смешения Сущностей»? Ты что, не мог вспомнить что-нибудь более безобидное?
    Некромаг пожал плечами, всем своим видом показывая, что волноваться по поводу тяжести заклинаний он, как не собирался, так и не собирается. Его интересует только Таня, а, коль скоро она с ним, то больше ему думать не о чем.
- Ну, думаю с расплетением этого заклятия  я смогу справиться! – Сарданапал не дал ответить некромагу. – А теперь, скажи, Глеб, что ты собираешься делать дальше?
- Он останется со мной, правда? – поспешно сказала Таня, незаметно поглаживая его руку. Она была вне себя от радости, Глебу больше ничего не грозит и они могут быть вместе!
    Глеб кивнул, выжидающе посмотрев на Академика.
- Ну, что ж, - Сарданапал улыбнулся. – Так как у нас новый учитель-некромаг, то, я думаю, под его руководством, ты прекрасно закончишь магспирантуру.
- А где я буду жить? – задал Глеб вопрос, который интересовал сейчас его больше всего. И причина была вовсе не в любви Бейбарсова к личным апартаментам. А, скорее, наоборот.
- Формально – комната напротив Таниной свободна, можешь заселяться туда хоть сейчас, - Черноморов ухмыльнулся. – А фактически… думаю, из Таниной комнаты ты будешь выбираться крайне редко.
- Особенно по ночам, - ввернула острая на язык Медузия, тонко усмехаясь.
    Покрасневшая Таня, вспыхнув, хотела, было, что-то возразить, но Глеб, прижав её к себе, не дал ей сказать ни слова.
- Благодарю, я с удовольствием воспользуюсь советами, данными такими уважаемыми мною магами! – Бейбарсов слегка ехидно уставился  на Сарданапала и Медузию, понявших, что они слегка переборщили.
    Академик смотрел на них с ностальгической грустью. Да, дети выросли и уже  примеряют на себя взрослую жизнь! Грустно, что, глядя на них, он сам вспоминает те далекие времена войн с нежитью, когда он был молод и высок… ну, ладно, просто молод, и её, рыжеволосую, гордую любимую  красавицу с греческим профилем.
    Впрочем, она и осталась такой же прекрасной! Как давно он её никуда не приглашал, это просто свинство с его стороны! Нет, сегодня же он попробует вспомнить, как надо ухаживать за любимой женщиной, вон, даже у сопляка Бейбарсова это получается с блеском!
- Идите! – махнул рукой Академик. –  Мне еще со стражами разбираться и все им объяснять! Расписание ваших занятий получите завтра. А пока отдыхайте!
- И постарайтесь не проспать, ночи сейчас еще короткие! -  Медузия любила, чтобы последнее слово всегда оставалось за ней.
    Дверь за парочкой закрылась, и Сарданапал  принялся осуществлять свой план по приглашению доцента Горгоновой на свидание. План был принят приглашаемой стороной с полным пониманием и одобрением.

32

***
- Таня, я зайду за тобой через три… нет, это долго, через два часа. Ты успеешь? – Глеб смотрел на неё, не в силах отпустить её руку.
    Таня кивнула, с волнением и любовью смотря в черные глаза.
- А куда мы пойдем?
- Я хочу пригласить тебя на свидание, ты пойдешь со мной? – Таня удивилась, услышав, что интонация была, все же вопросительной, а не утвердительной, как обычно.
- Да, - Таня подумала, что слишком уж быстро согласилась. Но, с другой стороны, её ответ мог быть только положительным, разве нет?
    Тут Гроттер в который раз  запуталась и, махнув рукой на все вопросы и ответы, решила больше не думать об этом, тем более, когда тебя опять целует любимый некромаг.
    Минут через десять, Таня оторвалась от некромага и просто убежала в свою комнату, понимая, что она снова  теряет голову от его поцелуев, а это может привести непонятно… вернее, понятно к чему. Но не сейчас же, среди бела дня, когда они только решили все проблемы! Нет уж, Бейбарсов, подождешь, ослик озабоченный! И вообще, ужасно, что я так тебя люблю!

***
- Ты видел? – громкий шепот сразу же выдавал сидевших в засаде. – Они с Марко на дверь новые заклинания установили, уже с некромагическим эффектом.
- Угу, - второй голос шептал еще громче. – Но, Рыжова, может, не стоит, а то второй раз нам попадет уже точно так, что не отвертимся!
- Ты что, Рахло, - возмущению Вики не было предела. – Мы же с этой Щепкой в сто тысяч раз больше полезного сделать сможем!
- Но воровать нехорошо! – тон Рахло выдавал человека, жаждущего, чтобы его переубедили в общепринятых истинах.
- Конечно! – утвердительно кивнула Рыжова. – А кто говорит о воровстве? Мы же не воруем, мы подменяем! Все равно, она у Сардика не работает, просто, как  деревяшка ненужная валяется, он и не заметит! Смотри, что у меня есть!
    Вика разжала кулак и показала Андрею точную копию артефакта, лежащего в кабинете у Академика, который, наученный горьким опытом усилил заклинания, наложенные на дверь еще и некромагией, припахав для этого нового преподавателя.
- Ты думаешь? - Рахло поглядел на фальшивую Щепку в руке у подружки. – А что с заклинаниями? Некромагию-то мы не знаем, да и вообще…
- Подумаешь! – фыркнула Рыжова. – Я читала  учебники, специально у Абдуллы все по некромагии просмотрела. Ничего сложного, только подстрахуешь, ладно?
- Да я тоже смотрел, - голос  Рахло звучал виновато. – По-моему – раз плюнуть!

***
    Ровно через два часа Глеб зашел за Таней.
- Ты готова?
- Да. А куда мы…
-  Тссс… Закрой глаза.
    Таня послушно исполняет  просьбу, почувствовав, что некромаг поднимает её на руки.
- Только не подглядывай!
- Ладно! А ты не урони!
- Ну, уж нет, малышка, ни за что!
    Она знает, что он не выпустит её из своих сильных рук и ей становится спокойно и радостно. Он рядом, он с ней, и никогда не исчезнет больше!
    Знакомое чувство телепортации, когда пространство вокруг завихряется, и ты летишь, растворяясь в пустоте…
- А теперь можно открыть глаза? – Таня сгорает от любопытства.
- Можно!
    Медленно она поднимает веки. Глеб стоит на Сером Камне, держа её на руках, и смотрит прямо в её глаза своим магнитным взглядом.
    Под ногами серая бугристая поверхность мерцает тысячами голубоватых огоньков, испуская тепло, которое греет в прохладном вечернем воздухе, а перед ними шумит океан, принимая в себя закатный шар огненно-алого солнца.
- Что это, Глеб? – Таня поражена прекрасной картиной, частью которой являются они с Глебом.
    А Камень под их ногами играет и искрится. И, кажется, что они стоят прямо посреди скопления звезд, а вокруг них раскинулся бескрайний океан Вечности.
- Этот Камень  собирает в себя всю энергию за столетия, пока он находится здесь. Я просто попросил его поделиться ею, чтобы показать тебе и всему миру, как прекрасна наша любовь! Она бесконечная и живая, как этот Камень, моя хорошая!  Он становится теплым и сверкающим  только тогда, когда те, кто находятся рядом, испытывают чувства настоящие и вечные! Как мы с тобой!
    Таня так поражена искренностью некромага, что даже забывает улыбнуться пафосу  его речи. Это же Глеб, ничего тут не поделаешь! Так красиво говорить никто не умеет! А главное, что она поняла – он не просто красиво говорит, он и живет так -  красиво, и красота эта абсолютно естественна!
    Глеб целует её, и опять она растворяется в нем, в этом ощущении полного счастья, льющегося откуда-то со всех сторон, полностью окутывающего их  жаждой любви и обладания!
    Они долго стоят на Сером валуне, обдаваемые брызгами разбивающихся волн. Глеб обнимает Таню за плечи и,  прикасаясь губами к её волосам, шепчет ей слова, которые шепчет каждый влюбленный своей девушке, зная, что их любовь взаимна и веря, что так будет всегда, пока вертится земля, пока стоит Серый Камень, светящийся тысячами маленьких звезд только для них двоих!
- Я люблю тебя! – она приникает к его губам снова и снова, как путник в пустыне  - к желанному источнику. – Хочу, чтобы ты всегда был рядом, как сейчас!
- Я буду с тобой в эту ночь, моя драгоценная,  и все следующие ночи и дни  будут принадлежать только нам!
- Только будь со мной рядом, Глеб,  и никогда не уходи, не смей уходить никогда!
- Никогда, моя маленькая, ни за что! Идем ко мне! – жадно шепчут непослушные от страсти губы некромага. – Я не могу без тебя, Таня! Я люблю тебя!
– И я тоже!  Обними меня крепче  и никогда не отпускай! Я замерзла, Глеб, согрей меня! Это наша ночь и я хочу быть твоей!
    И только вихрь телепорта уносит в никуда двоих, слившихся в неистовом  и страстном поцелуе…

***
    С тех пор прошло полгода. Таня с Глебом живут вместе, учатся в магспирантуре  и готовятся к свадьбе. Они еще ни разу не ссорились, потому что как только  возникают какие-то споры, Глеб просто подхватывает Гроттер на руки и уносит на Серый Камень. Он знает, что стоит ему прикоснуться к своей любимой, как она забывает обо всем и, что греха таить, частенько пользуется этим своим влиянием. Впрочем,  Таня   оказывает  такое же воздействие  на своего обожаемого некромага.
    Валялкин, как только пришел в себя, сразу же улетел в свою тайгу, даже не пытаясь поговорить с Таней. Он прекрасно понял, что все кончено, и исчез прежде, чем попался на глаза Глебу, который в то  утро проспал его бегство, лежа после безумной и страстной ночи  в объятиях рыжей возлюбленной в своей  комнате, и не успел подстеречь    Валялкина на выходе из Тибидохса.
    Рахло и Рыжова учатся и, одновременно, помогают лечить болезни у тех, кто потерял всякую надежду на исцеление. Под руководством Марко, Вика начала изучать еще и некромагию, к которой обнаружила довольно сильные способности. Они с Рахло не расстаются, и, кажется, придумали способ помочь Тане и Глебу с извечной проблемой некромагов – бездетностью. Конечно же, при помощи своего любимого артефакта, который они берегут, как зеницу ока.
     А Сарданапал вот уже шестой  месяц  дрожит  над фальшивой Щепкой Ноя, любуясь деревяшкой,  запертой в шкафу на самые страшные и сложные черномагические заклинания.

                                                                     конец


Вы здесь » Другой Мир. Мир Фэнтези. » Фанфикшен » ТГ. Охота на Барса.