Другой Мир. Мир Фэнтези.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Драконы

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Драконы
Что значит - быть Драконом? Нести в себе Его мудрость, Его жестокость, Его бессмертие? Ощущать за спиной мощные перепончатые крылья, на которых играют веселые блики огня? Верить, что Свобода и Полет - суть одно и то же? Дракон - это Имя Души, а не тела... Это путь, не похожий на пути людей... Но, как ни странно, эти пути иногда совпадают, и тогда на Земле рождается человек с душою Дракона...
Восточные драконы
На востоке вера в драконов сильна и по сей день. В наибольшей степени это относится к Китаю, Тибету, Японии и Корее.

В Китае легенды о драконах восходят к 5000 до нашей эры. Китайский народ почитал и поклонялся дракону со времен глубокой древности, и постепенно его образ занял центральное место в верованиях и мифах Китая. Сохранились многочисленные предания о том, как при дворе некоторых мифических государей ухаживали за драконами, а также - о происхождении легендарных правителей и героев от союза женщины и дракона. Существует также легенда, что прародительница всех предметов и людей - Нюй-ва, женщина-дракон.

Драконы в Китае символизируют собой доблесть и благородство и считаются существами мудрыми, обладающими магией и тайным знанием. В "Книге Перемен" иероглиф дракон означает "мудрец". Представления о драконах тесно связаны с погодой и урожаем. Большинство драконов покровительствуют какому-нибудь определенному природному явлению. Чаще всего восточных драконов относят к положительным или нейтральным силам, но, наравне с добрыми, существуют и злые драконы, губящие урожай и насылающие болезни. Обычно такое случается, когда смертный человек наносит дракону оскорбление. И тогда месть разгневанного дракона будет ужасна. Существуют легенды и о злом, Черном драконе, которому, для того чтобы задобрить его, в жертву приносили молодых девушек. И все же чаще люди относились к драконам, как к защитникам. В Гонконге существует легенда, что город охраняют девять драконов, живущих в водах Коулуна (название полуострова Коулун и значит - девять драконов). Вообще с драконами связана масса легенд и интересных историй. Например очень много рассказано в книге китайского писателя У Ченьэня "Путешествие на Запад" (есть еще сокращенный перевод на русский - "Сунь Укун Царь обезьян".

А так написал о превращении драконов Ло Гуань-Чжун в "Сань-го чжи янь-и" цзюань 21. (Ло Гуань-Чжун, "Троецарствие", глава 21):

"...Лю Бэй успокоился и последовал за Цао Цао в беседку, где уже были расставлены кубки, блюда с черными сливами и сосуд для подогревания вина. Хозяин и гость уселись друг против друга и с наслаждением пили вино.

На небе сгустились тучи. Собирался дождь. Опершись на ограду, Цао Цао и Лю Бэй смотрели на темное небо, где словно повис дракон.

- Вам знакомы превращения дракона? - неожиданно спросил Цао Цао.
- Не знаю подробностей.
- Дракон может увеличиваться и уменьшаться, может взлетать в сиянии и скрываться в поднебесье, - принялся объяснять Цао Цао - Увеличиваясь, дракон раздвигает облака и изрыгает туман, уменьшаясь - теряет форму и становится невидимым. Поднимаясь, он носится по вселенной, опускаясь - прячется в глубинах вод. Сейчас весна в разгаре и дракон в поре превращений. Подобно человеку, стремящемуся к цели, он пересекает Поднебесную вдоль и поперек. В мире животных дракона можно сравнить с героем в мире людей. Вы долго странствовали по свету и должны знать героев нашего века. Я хотел бы, что б Вы их назвали..."

В своей "Книге вымышленных существ" Хорхе Луис Борхес так рассказывает о Китайском драконе: "Китайский дракон "лунь" - одно из четырех волшебных животных. (Прочие - это единорог, Феникс и черепаха.) Западный дракон в лучшем случае страшен, в худшем - смешон; напротив, "лунь" китайских легенд наделен божественным достоинством и подобен ангелу, который вместе с тем лев... Некогда дракон, или лошадь-дракон, вышел из Желтой реки и показал некоему императору знаменитый рисунок круга, в котором отражена взаимосвязь Янь и Инь; у одного царя были в конюшне драконы для верховой езды и для упряжек; другой питался драконами, и царствование его было успешным. Один великий поэт, желая обрисовать опасности высокого положения, написал: "Удел единорога - стать ветчиной, дракона - стать мясным пирогом...

На протяжении веков дракон был символом императора. Трон императора именовался Троном Дракона; лицо императора - Лицом Дракона. Когда надо было оповестить о кончине императора, говорили, что он улетел на небо верхом на драконе. Народное воображение связывает дракона с облаками, с желанным для земледельцев дождем и с большими реками. "Земля соединяется с драконом" - так обычно говорят о дожде. В VI веке Чжань Цынью изобразил в стенной росписи четырех драконов. Зрители стали его осуждать за то, что он сделал их безглазыми. Чанг, осердясь, взялся снова за кисть и дорисовал две из этих извивающихся фигур. И тогда "грянули громы и молнии", стена треснула и драконы унеслись в небо. Но другие два дракона, без глаз, остались на месте".

У китайского дракона есть рога, когти и чешуя, а на хребте - ряд острых зубцов. Обычно его изображают с жемчужиной, которую он либо глотает, либо выплевывает, - в этой жемчужине его сила. Если ее отнять, он - безвреден. Чжуан Цзы повествует о человеке, который, упорно трудясь, за три года изучил колдовское искусство убивать драконов, но за всю оставшуюся жизнь не имел ни одного случая его применить."

Существенную роль играет дракон и в космогонических представлениях Древнего Китая. Он символизирует соединение темного женского земного начала инь (змея) и светлого мужского небесного (крылья), а водяные драконы, испускающие огонь, объединяют в себе холодное водяное начало инь и горячее огненное ян. Таким образом дракон владеет четырьмя стихиями - землей, воздухом, огнем и водой.

Строение тела восточных драконов сильно отличается от западных. У них длинное, змееподобное тело и обычно нет крыльев. Несмотря на это они могут летать, а также и плавать. Чаще всего они изображаются с четырьмя ногами. У китайского дракона – по пять когтей на каждой лапе.
Легенда о Георгие Победоносце
Христианская легенда о святом Георгии имеет множество вариантов, значительно различающихся между собой. В одном из вариантов, получившем литературную обработку на греческом востоке (историки считают его наиболее ранним и подлинным), римский император Диоклетиан (в 303 году) начинает гонение на христиан. Вскоре к нему является молодой военный трибун Георгий родом из Каппадокии (область в Малой Азии, входившая тогда в состав Римской империи, сейчас территория Турции), в собрании высших чинов империи в городе Никомедии он объявляет себя христианином. Император пытается уговорить его отказаться от своей веры, но безуспешно. Тогда Георгия помещают в темницу и подвергают многочисленным жесточайшим пыткам - бросают в ров с негашеной известью, бичуют воловьими жилами, надевают раскаленные, утыканные шипами железные сапоги, травят ядом, колесуют и т.п., но он остается жив. В промежутках между пытками Георгий совершает чудеса (исцеляет больных, воскрешает умершего и т.п.), под влиянием которых императрица, некоторые из приближенных императора и даже один из его палачей уверовали во Христа. На восьмой день пыток Георгий соглашается принести жертву языческим богам, но когда его торжественно приводят в храм, "он словом Божьим низвергает их в прах, после чего по приказу императора ему отсекают голову". Георгию в день казни было около 30 лет.

В этом житии, как и во всех других ранних его вариантах, нет "Чуда о змие", так как вначале существовали две самостоятельные легенды - его "Житие"и "Чудо Георгия о змие". Объединены они были только в позднейших пересказах. Легенда "Чудо Георгия о змие"имеет много вариантов. Вот один из них. Возле города Ласии в Палестине в озере поселился дракон, который опустошал окрестности и пожирал жителей города. Чтобы избежать гибели, они были вынуждены приносить ему в жерту своих детей. Когда очередь дошла до царской дочери, явился прекрасный юноша на белом коне - Георгий. Узнав от царевны, что она христианка, Георгий свловом Божьим заставил змея пасть к своим ногам. Царевна обвязала шею дракона своим поясом и повела его в город. Жители города, пораженные чудом, уверовали во Христа и были крещены, а Георгий поехал дальше.

Попытки найти конкретное историческое лицо, которое могло быть прототипом святого Георгия, не увенчались успехом, но было выдвинуто несколько интересных гипотез о связи этих легенд вс дохристианской мифологией.

На протяжении тысячелетий в религиях и мифологии европейских и ближневосточных цивилизаций дракон и змей были воплощением тьмы и зла, а борющиеся с ними боги, герои и святые олицетворяли светлое начало, добро. В древнегреческих мифах Зевс побеждает стоглавое огнедыщащее чудовище Тифона. Бог солнца Аполлон борется с чудовищным змеем Пифоном, а легендарный Геракл убивает Лернейскую гидру. Особенно заметно сходство христианского мифа "Чудо о змие"с античным мифом о Персее и Андрмеде, в котором Персей убивает морское чудовище и освобождает дочь царя Андромеду, которая была отдана на съедение чудовищу, чтобы спасти от опустошения царство. Есть еще много легенд такого типа, например, миф о Беллерофонте на крылатом коне Пегасе, вступившем в схватку с порождением Тифона - Химерой. Существует множество прекрасных изображений на древнегреческих вазах, геммах, монетах, иллюстрирующих эти мифы. С появлением христианства образ змея-дракона прочно ассоциируется с язычеством и дьяволом. Известен эпизод грехопадения, когда дьявол принял вид змея-искусителя.

Римский писатель и историк (260-339 гг.), автор "Жития Константина"Евсевий сообщает, что император Костантин Великий, много сделавший, чтобы христианство стало государственной религией, велел изобразить себя на картине, украшавшей императорский дворец, в виде победителя над драконом. Дракон и здесь символизировал язычество.

Культ святого Георгия, возникший, вероятно, как местый на территории Каппадокии в V-VI веках, к IX-XI веку получил распространение почти во всех государствах Европы и Ближнего Востока. Особенно почитался он в Англии, где король Ричард Львиное Сердце сделал его своим покровителем, а Эдуард III учреждает под патронажем святого Георгия орден Подвязки, на котором святой изображен в виде змееборца. Боевым кличем англичан, аналогичным нашему "ура", становится имя святого.

На Руси, как уже упоминалось, культ святого Георгия стал распространяться сразу же после принятия христианства, причем не через Западную Европу, а непосредственно из Византии. Его изображения в виде всадника-змееборца встречаются уже в начале XII века. Интересно его помещение на змеевике, на амулете, на одной стороне которого сплетение змей, а на другой - Георгий, на фреске XII века "Чудо Георгия о змие"в церкви его имени в Старой Ладоге, на иконах XIV-XV веков Новгородской школы. В правом верхнем углу иконы рука Бога, благословляющего святого. Культ Святого Георгия в России предшествует Христианству, заменяя поклонение языческих Славян Солнцу и культ бога плодородия Ярило. Это возможно объясняет изображение солнца на щите святого.

При Иване III в 1464 году скульптурный образ святого Георгия был помещен над въездными воротами главной башни Кремля - Фроловской (позднее Спасской). Об этом событии сообщает Ермолинская летопись, составленная по заказу купца и подрядчика Василия Ермолина, "предстательством"которого и был установлен этот образ. Очень заманчиво было бы считать эту скульптуру гербом Москвы, но здесь, скорее всего, эта икона имела охранительные функции, так как через два года тот же Ермолин поставил над воротами башни с внутренней стороны образ святого Дмитрия. Известно, что после перестройки башни образ святого Георгия был помещен в храм его имени, сооруженный возле башни, в качестве храмовой иконы. На место Георгия был поставлен образ Спаса Вседержителя, от которого башня и получила свое второе название.

Сюжет "Чуда о змие" в виде святого (воина или героя-князя) продолжал жить в народном творчестве на протяжении веков, развиваясь, обретая новые воплощения. В древнейших русских былинах XI века ему соответствует подвиг одного из самых главных русских богатырей Добрыни Никитича, служившего при князе Владимире. В битве со Змеем Горынычем на реке Пучае Добрыня освобождает племянницу князя Запеву Путятичну (или его дочь Марфиду). Некоторые исследователи проводят аналогию между этим эпизодом былины и деятельностью исторического лица - Добрыни, воеводы князя Владимира Святого (и брата матери князя Малуши), по распространению христианства на Руси. В частности, насильственное крещение новгородцев в реке Почайне (в былине - Пучае). Сохранился лубок, иллюстрирующий народную сказку о Еруслане Лазаревиче. Под рисунком краткое изложение сказки: "Еруслан Лазаревич ехал путем дороги, и напал на Еруслана царь Змеински или морское чудовище, который пожирал народ в городе Дебре... дракона победил, а сам поехал в путь свой". В народных эпических стихах о Егории Храбром Георгий наделен чертами былинного богатыря.

Многие авторы пытались объяснить необычайную популярность святого Георгия как в народе, так и среди княжеских дружинников перенесением черт русских языческих богов на этого святого. С одной стороны, само имя Георгия, означающее "возделывающий землю", делало его покровителем земледелия и скотоводства, преемником Велеса, Семаргла, Дажьбога. Этому способствовали и дни памяти святого. Весенний - 23 апреля - совпал с началом полевых работ, с которым на Руси были связаны многие древние языческие обряды, а осенний - 24 ноября - знаменитый "Юрьев день", когда крестьяне имели право переходить от одного феодала-землевладельца к другому. С другой стороны, как воин и победоносец, он был покровителем князя и его дружины, так как на Георгия был перенесен культ Перуна - главного бога языческого пантеона князя Владимира. Кроме того, сам образ Георгия в виде прекрасного юноши - воина, освободителя и защитника, привлекал к себе симпатии всего народа.
Легенда о драконе и девочке
"...Дракон был совсем маленьким - ростом чуть больше девочки. Девочка тоже была маленькой, и ей нравился дракон - такой красивый, крылатый, с сияющими глазами...

Так они подружились, и иногда дракон позволял девочке забираться ему на спину и подолгу летал с ней в ночном небе. Девочка смеялась, протягивая руки к небу, и звезды падали ей в ладони, как капли дождя, и дракон улыбался, а из его пасти вырывались маленькие язычки пламени...

...Вдвоем они часто бродили по лесам. Была у них любимая поляна: красивые там были цветы, а неподалеку росла земляника; девочка собирала ее, а горсть ягод всегда высыпала в драконью пасть. Дракону, конечно, это не было нужно, - ему хватало солнечного света и лучей Луны, - но маленькие прохладные ягоды казались такими вкусными - может, потому, что их собирала для дракона девочка. Вечером она набирала сухих сучьев, и дракон помогал ей развести костер, а сам пристраивался рядом. Они смотрели на летящие ввысь алые искры, и девочка пела дракону песни, а он рассказывал ей чудесные истории и танцевал для нее в небе, и приводил к костру лесных зверей - девочка разговаривала и играла с ними, и ночные бабочки кружились над поляной... А однажды пришел к костру Белый Единорог из Долины Ирисов, и говорил с ними - мыслями, и это было, как музыка - прекрасная, глубокая и немного печальная...

...Шло время, девочка подросла, а дракон стал таким большим, что, когда он спал, его можно было принять за холм, покрытый червонно-золотыми листьями осени. Нет, они остались друзьями; но дракон все чаще чувствовал себя слишком большим и неуклюжим, а девочка была такая тоненькая, такая хрупкая...

Больше он не мог бродить с девочкой по лесу, и, если бы он попытался разжечь костер, его дыхание пламенным смерчем опалило бы деревья. Дракон печалился, и девочка рассказывала ему смешные истории, чтобы развеселить его хоть немного, а он боялся даже рассмеяться: сожжет еще что-нибудь случайно...

Один раз он пожаловался Единорогу - говорил, что не хочет быть большим. Лучше бы я оставался маленьким, вздохнул дракон, и мы гуляли бы вместе, играли бы, а сейчас? И Единорог ответил: у каждого свой путь, ты сам скоро это поймешь...

А потом пришла в эту землю беда. Неведомо откуда появился серый туман, и там, где проползал он, не оставалось ничего живого. Увядала трава, осыпалась листва с деревьев, в ужасе бежали прочь звери и умолкали птичьи песни. Все ближе подбирался туман, несущий смерть, и не знали люди, как защитить себя и что делать. Тогда ушел дракон, и долго никто ничего не знал о нем, а девочка стала молчаливой и печальной...

Он вернулся. Золотая чешуя его потускнела, волочилось по земле перебитое крыло, и темные пятна крови отмечали его путь, и устало прикрывал он сияющие глаза.

Он вернулся и сказал: Это больше не вернется. А потом лег на землю и уснул. Он был похож на холм, укрытый червонно-золотыми листьями осени. Он спал долго. Менялись звезды в небе, отгорела осень, зима укутала его снегом... А потом наступила весна, и расцвели рядом со спящим драконом цветы - золотые, как его крылья, алые, как его пламя, пурпурные, как его кровь... А девочка все ждала: когда же дракон проснется? И приходила к нему, и гладила его сверкающую чешую, плакала потихоньку и пела ему песни...

Тогда вышел к ним из леса Белый Единорог, мудрый зеленоглазый Единорог. И дракон проснулся. Так ли уж плохо быть большим, спросил Единорог.

У каждого свой путь, ответил дракон, теперь я понимаю."
Человек с душой дракона
Существует легенда о встрече двух великих философов Китая: Конфуция и Лао Цзы. Конфуций пришел к лао Цзы за советом, как управлять госуларством, На что тот ответил ему: "Небо и земля естественно соблюдают постоянство, солнце и луна естественно светят, звезды имеют свой естественный порядок, дикие птицы и звери живут естественным стыдом, деревья естественно растут. Вам тоже следовало бы соблюдать Дао»

Во время этого разговора Конфуций, как говорят, оробел и не мог произнести ни слова. Он был потрясен и инстинктивно почувствовал величие этого человека, хотя аскетические идеи Лао-цзы были ему чужды.

Размышляя над этой встречей, Конфуций сказал своим ученикам, что странный старик напомнил ему дракона. «Я знаю, что птица летает, зверь бегает, рыба плавает. Бегающего можно поймать в тенета, плавающего - в сети, летающего можно сбить стрелой. Что же касается дракона - то я еще не знаю, как его можно поймать! Он на ветре, на облаках взмывает к небесам! Ныне я встретился с Лао-цзы, и он напомнил мне дракона».
Черная книга Арды
“Дpаконы – было имя их сpеди Людей. Из огня и льда силой Музыки Твоpения, силой заклятий Тьмы и Света были созданы они. Аpта дала силу и мощь телам их, Ночь наделила их pазумом и pечью. Велика была мудpость их, и с той поpы говоpили люди, что тот, кто убьет дpакона и отведает от сеpдца его, станет мудpейшим из мудpых, и дpевние знания будут откpыты ему, и будет он понимать pечь всех живых существ, будь то даже звеpь или птица, и pечи богов будут внятны ему. И Луна своими чаpами наделила создания Властелина Тьмы, поэтому завоpаживал взгляд их.

Пеpвыми явились в мир Дpаконы Земли. Тяжелой была поступь их, огнем было дыхание их, и глаза их гоpели яpостным золотом, и гнев Мастеpа, создавшего их, пылал в их сеpдцах. Кpасной медью одело их восходящее Солнце, так что, когда шли они, казалось – пламя выpывается из-под пластин чешуи. И в создании их помогали Властелину демоны Темного Огня, Балpоги. Из pода Дpаконов Земли был Глауpунг, котоpого называют еще Отцом Дpаконов.

И был полдень, и создал Мастеp Дpаконов Огня. Золотой бpоней гибкой чешуи одело их тела Солнце, и золотыми были огpомные кpылья их, и глаза их были цвета бледного сапфиpа, цвета неба пустыни. Веянье кpыльев их – pаскаленный ветеp, и даже металл pасплавится от жаpа дыхания их. Гибкие, изящные, стpемительные, как кpылатые стpелы, они пpекpасны – и кpасота их смеpтоносна. В создании их помогал Властелину ученик его Гоpтхауэp, чье имя означает – “Владеющий Силой Пламени”. Из pода Дpаконов Огня известно лишь имя одного из последних – Смауг, Золотой Дpакон.

Вечеpом последней луны осени, когда льдистый шоpох звезд только начинает вплетаться в медленную мелодию тумана, когда непpочное стекло пеpвого льда сковывает воду и искpистый иней покpывает тонкие ветви, явились в миp Дpаконы Воздуха. Таинственное меpцание болотных огней жило в глазах их; в сталь и чеpненое сеpебpо были закованы они, и аспидными были кpылья их, и когти их – твеpже адаманта. Бесшумен и стpемителен, быстpее ветpа, был полет их; и дана была им холодная, беспощадная мудpость воинов. Немногим дано было видеть их медленный завоpаживающий танец в ночном небе, когда в темных бесчисленных зеpкалах чешуи их отpажались звезды, и лунный свет омывал их. И так говоpят люди: видевший этот танец становится слугой Ночи, и свет дня более не пpиносит ему pадости. И говоpят еще, что в час небесного танца Дpаконов Воздуха стpанные тpавы и цветы пpоpастают из зеpен, что десятилетия спали в земле, и тянутся к бледной Луне. Кто собеpет их в Ночь Дpаконьего Танца, познает великую мудpость и обpетет неодолимую силу; он станет большим, чем человек, но никогда более не веpнется к людям. Но если злоба и жажда власти будут в сеpдце его, он погибнет, и дух его станет болотным огнем; и лишь в Дpаконью Ночь будет обpетать он пpизpачный облик, сходный с человеческим. Таковы были Дpаконы Воздуха; и один твоpил их Мелькоp. Из их pода пpоисходил Анкалагон Чеpный, величайший из дpаконов.

Поpождением Ночи были Дpаконы Вод. Медленная кpасота была в движениях их, и чеpной бpонзой были одеты они, и свет бледно-золотой Луны жил в их глазах. Дpевняя мудpость Тьмы влекла их больше, чем битвы; темной и пpекpасной была музыка, твоpившая их. Тишину – спутницу pаздумий – ценили они пpевыше всего; и постижение сокpытых тайн миpа было высшим наслаждением для них. Потому избpали они жилища для себя в глубинах темных озеp, отpажающих звезды, и в бездонных впадинах восточных моpей, неведомых и недоступных Ульмо. Мало кто видел их, потому в пpеданиях Эльфов не говоpится о них ничего; но легенды людей Востока часто pассказывают о мудpых Дpаконах, Повелителях Вод…”

2

Очень занимательная статья))